Диалог 08 сентября 2015

Александр Рапопорт: "Полюбите, начните исследовать и вы сразу начнете видеть"

"Хорошие новости" поговорили с главным актером сериала "Чтец" и по совместительству действующим психотерапевтом Александром Рапопортом.
Александр Рапопорт: "Полюбите, начните исследовать и вы сразу начнете видеть"
Позитив

В новом интеллектуально-детективном сериале "Чтец" на ТВ-3 (в эфире с 24 августа) за раскрытие самых запутанных историй берётся Александр Рапопорт, популярный актер и по совместительству — действующий психотерапевт.  Детективное агентство Чтеца интересуют только те дела, от которых отказалась полиция. Он – психолог и страстный коллекционер человеческих эмоций, который с маниакальной увлеченностью "препарирует" чувства людей, выявляя тайные мотивы. Его оружие — наблюдательность. Для него главные улики — эмоции. Глубокое знание поведенческой психологии, умение читать язык тела и идентификация лжи во всех ее проявлениях — то, благодаря чему Чтец раскрывает убийства, предотвращает теракты и находит похищенных… В команде Рапопорта — бывшая покерная мошенница Мария (Дарья Погодина) и бывший следователь спецподразделения Юрий (Павел Шумский).  

Александр, в сериале вы сыграли героя, который буквально видит людей насквозь. Насколько вы похожи на Чтеца в жизни?

— В "Чтеце" очень много меня реального, отчасти по той причине, что моего героя тоже зовут Александр Рапопорт. Если бы у него было другое имя, мы могли бы обговорить с режиссером какие-то другие актерские задачи, а так нет. Дело в том, что зритель переносит свое отношение к персонажу на отношение к актеру. А у зрителей уже сформировалось достаточно позитивное отношение ко мне. Оно меня устраивает, оно наполняет определенной энергией, которую я, в свою очередь, отдаю людям. И я не хочу, чтобы меня вдруг стали ненавидеть, потому что кому-то пришло в голову изменить направленность моего персонажа. Как и Чтец, я разбираюсь в людях. Мне достаточно пообщаться с человеком буквально считанные минуты, иногда доли минут, чтобы понять, комфортно ли мне с ним или нет. А комфорт зависит, прежде всего, от того, насколько этот человек искренен. Насколько он открыт, готов к прямому общению. Если он готов, мне комфортно. Мне очень комфортно, когда человек хочет получить у меня какую-то информацию. Всегда. Мне это интересно. Я люблю, когда мне задают вопросы, когда ко мне обращаются за помощью, за разъяснениями, когда спрашивают мое мнение. Другими словами мы приходим к тому, что я люблю интерес к себе. Но это любит каждый. Актерство — профессия, которая дает большую свободу в вызывании интереса к себе…

По первому образованию вы психотерапевт и, насколько нам известно, лечите людей до сих пор. Помогла ли медицинская практика для понимания своего образа?

— Она помогла мне в том плане, что, будучи врачом-психотерапевтом, я знаю, по какой причине рождаются те или иные поведенческие реакции, откуда рождается суждение, недоверие, предположение, удивление и так далее. Это одна история. Вторая же — я знаю, как они выглядят. В этом плане мне, конечно, профессия помогает. И я очень часто задаю партнерам вопрос: "Ты сейчас что чувствовал?", они отвечают. А я говорю — на лице у тебя этого не было. И советую переиграть сцену. 

Вы до сих пор открываете что-то новое в людях?

— Я все время пытаюсь… Считаю одной из частей своей миссии доставать из людей их человечность, которая спрятана внутри. Потому что в каждом человеке есть эта мякоть. Знаете такой фрукт фейхоа: он сверху твердый, а внутри мягкий. Или мясо с кровью. Его сверху зажарили, а внутри оно красное. Так же устроен и человек!

Но люди удивляют вас чем-то, по прошествии уже стольких лет?

— К сожалению, все реже и реже. Хочется, чтобы удивляли. А чем можно удивить? Как раз-таки человечностью. В свое время я услышал фразу "Хороший человек это не профессия", и она меня резанула. Я считаю, что это выше профессии, важнее ее. Потому что профессии, в конце концов, можно научиться. А вот быть хорошим человеком научиться можно только в том случае, если либо ты этого очень хочешь, либо что-то произошло, пресловутый жареный петух клюнул. Мне случалось быть свидетелем, когда люди, которые сделали другим много зла, вдруг становились хорошими. Жизнь шарахала их по голове, если так можно сказать — через их родственников, через их здоровье... И они вдруг понимали, что что-то делали неправильно. Думали только о себе, забывали об окружающих, близких, не ставили себя на место людей страдающих, голодающих, обиженных. А надо ставить! Говорят, обращайся с людьми так, как бы ты хотел, чтобы обращались с тобой. Все это знают, но мало кто следует этому принципу. Потому все чаще и чаще сегодня, к сожалению, приходится слышать фразу — "А что я с этого буду иметь?". 

Были моменты, когда вы предлагали немного изменить сценарий, опираясь на ваши профессиональные знания в области психиатрии? 

— В "Чтеце" часто бывает, что я предлагаю режиссеру фразы, скажем, более гладкие и корректные с точки зрения медицины или психологии. Случается, что советую изменить какие-то сцены. Допустим, по сценарию человек что-то говорит или делает, а в ответ прописана реакция моего персонажа. Я же понимаю, что она не может быть таковой! Эти действия не вызовут такой реакции. Условно говоря, там написано — "у Александра брови поползли вверх, он изумлен", а партнер не дает причины для изумления. И я советую партнеру — ты сделай то-то и то-то, взорви как-то атмосферу, чтобы у меня был повод поднять брови. Еще я могу предложить режиссеру какие-то варианты поведения своего персонажа. И надо сказать, что режиссер достаточно часто принимает мои предложения. Вот таким образом я могу вмешиваться. Но все-таки я не режиссер. Это отдельная профессия. 

Ваши партнеры Дарья Погодина и Павел Шумский. Как складываются ваши взаимоотношения на съемочной площадке? 

— Скажу честно — когда я только согласился на проект, я хотел, чтобы там вместе со мной работали мои знакомые актеры. Я знаю, насколько актерам бывает тяжело, когда телефон вдруг замолчал, и им ничего не предлагают. И у меня было несколько человек из моих собратьев-актеров, которым я хотел помочь. В том числе актриса, с которой я некогда снимался в одном фильме, и актер, с которым я играл в спектакле. Фамилии их называть из этических соображений не буду. Я привел своих коллег на так называемые ансамблевые съемки. А продюсеры пригласили на эти же съемки Дашу и Пашу. И я, снявшись и с теми, и с другими, подошел к продюсерам и сказал: "Мои же лучше, ярче!". Я смотрел на Дашу и Пашу поначалу, как еврейская мама на чужих детей: свой-то ребеночек лучше. Я их вроде как закрывал от себя. Но сейчас могу сказать — очень рад, что они есть! Потому что сейчас я действительно стал для них папой, а они — моими детьми.  Они разные, но оба — классные. И оба прислушиваются к моим советам. Взять, к примеру, Дашу — у нее лицо улыбчивое, настолько, что когда она улыбается, получается, что переигрывает… Я говорю: "Дашка, ты как Гуинплен (персонаж романа Виктора Гюго "Человек, который смеется" — прим. ред.). Тебе не надо улыбаться! Разговаривай серьезно". 

Вы предвосхитили наш следующий вопрос. Дарья рассказывала, что вы поделились с ней несколькими секретами актерского мастерства. Какие еще советы ей давали?

— Я сказал ей, чтобы она дозировала эмоции, потому что Даша сама по себе очень яркая. Статная, красивая, высокая… И я понимаю, что она может вызвать раздражение у женской части населения, поэтому ей надо во всем знать меру. И надо отдать ей должное, она меня слушает, не обижается. Есть такие актеры, и я к ним отношусь, которые спрашивают у своих партнеров по фильму совета. Я однажды обратился к Марине Нееловой: "Марина, я неопытный актер, я не учился в России. Расскажите, как лучше войти в то или иное состояние". А она ответила: "Вы знаете, Саша, я не люблю, когда кто-то из актеров мне что-то говорит, не люблю советовать и сама. Для этого есть режиссер". А для меня такой вот совет как раз очень важен. Я снимался со многими актерами, с Сергеем Юшкевичем, с Чулпан Хаматовой, с Аленой Бабенко, с Марией Ароновой — и все они что-то мне советовали. И я им благодарен. Даша в этом похожа на меня. По крайней мере, после таких вот моих советов она на меня не злится. Мы настоящая команда. 

Может быть, вы так же учили Дарью чему-то, что узнали, обучаясь актерскому мастерству в Нью-Йорке?

— Я думаю, то, что есть во мне сегодня, это уже опыт и Нью-Йорка, и Москвы, и Европы. Это связано воедино. Америка научила меня не бояться проявлять себя, не бояться учиться, ошибаться. Я когда-то услышал от Тони Роббинса, что успех в жизни приходит из правильно принятого решения и правильного действия. Правильное действие приходит из опыта, а опыт — из неправильно принятого решения и неправильного действия. Нью-Йорк научил меня экспериментировать и не бояться ошибок, не бояться осуждения. Потому что там никто ни разу не осудил меня за ошибку, ни разу не попытался меня принизить тем, что я сделал что-то не так. Говорили "Всякое бывает", "Ошибся — исправься". 

У вас несколько профессий, ставите ли вы что-то в приоритет? Есть ли какая-то иерархия по степени значимости?

— Мне довольно часто задают вопрос — в какой сфере я чувствую себя наиболее полезным. Учитывая то, что актер я молодой, то впереди у меня еще много того, чему можно учиться. Если брать профессию исполнителя песен, тут учиться мне нужно еще дольше и, соответственно, эта профессия для меня еще менее значима. 

То есть вы ощущаете себя врачом?

— Врачом, в большей степени. Но, я думаю, что в самой большой степени я могу быть полезен, как консультант по поведению, по психологии, по общению, специалист, обладающий навыками актерской профессии. Потому что я могу подсказать, что нужно делать. И в отличие от очень многих врачей и тренеров, могу еще рассказать, через что или как, с помощью чего это можно сделать. И вот тут идут в ход, конечно, актерские инструменты. И внутренний монолог, и сверхзадача, и задача сценическая, темпоритм. И публичное одиночество…

Ввиду большой занятости (съемки, психотерапия, запись песен) умеете ли вы получать удовольствие от пауз?

— Откровенно говоря, у меня нет ощущения пауз по той простой причине, что я не сложил яйца в одну корзину. Потому что все-таки хоть профессии психотерапевта, тренера, актера, телеведущего, певца похожи между собой, но это все-таки разные корзины. Поэтому пауз у меня практически и нет. А если еще добавить к этому поездки в Нью-Йорк, чтобы уладить там какие-то семейные дела, то на паузы точно времени не остается…

Но давайте все же поговорим об отдыхе. Расскажите, как проходит ваш условный выходной?

— Я просыпаюсь. Для меня самое главное, чтобы процесс пробуждения был долгим. Чтобы я никуда не торопился. И такое вот хождение вокруг себя иногда занимает у меня весь день. Вдруг случился свободный день, так же «вдруг» он и закончится, а я ничего не успею сделать. Походил — раз, дня и нету. Паузы наполнены разговорами, размышлениями, какими-то ничего не значащими делами. Иногда я сажусь на стул или встаю на аппликаторы Кузнецова (иглоаппликатор — прим. авт.) и просто молчу, думаю, разговариваю мысленно с мамой, с папой, с женой, с детьми, с внуком. Представляю что-то… У меня вчера был тяжелый съемочный день. Так называемые тупилки, когда я сижу у монитора и наблюдаю за своими помощниками. И у них в разговоре проскочило понятие "кризис среднего возраста". Тогда я вспомнил, что у меня однажды спросили, как у меня прошел этот самый кризис. А я ответил — вы знаете, я в это время в тюрьме сидел (смеется). Если ты занят, кризиса нет. Примерно то же самое можно сказать об одиночестве — одиноким быть тяжело тому, кому не интересен он сам. Я себе интересен уже, с некоторых пор (улыбается). 

То есть для вас отдых, это смена рода деятельности?

— Марк Твен однажды сказал: "Секрет успеха заключается в том, чтобы превратить свою работу в отдых". Я в любой своей занятости вижу абсолютный отдых. 

Александр, а можете ли вы дать нашим читательницам свои профессиональные советы: как разоблачить лжеца и как понять, что мужчина к вам расположен? Есть ли какие специальные жесты и мимика? 

— Совет такой — каждый раз, когда вы видите мужчину, хватайте телефон, снимайте его на видео или хотя бы делайте фото и незамедлительно высылайте по Скайпу мне. А если без шуток, для того, чтобы научиться считывать информацию, человека надо полюбить. Когда ты его полюбишь, ты начнешь его исследовать, читать. Пока же не полюбишь, понять не сможешь. Режиссеры говорят — нельзя сыграть любовь, надо полюбить человека. А как его полюбить, если ты его ненавидишь? Найди в нем что-то, без чего ты не можешь жить. В каждом человеке это обязательно есть. Полюбите, начните исследовать и вы сразу начнете видеть. 

"Чтец" с 24 августа в 14:00 на ТВ-3

Фото: ТВ-3


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 10

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1026

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"
Позитив
9180

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"

Звезда сериала "Анна-Детективъ" на канале ТВ-3 рассказал о тайнах и преступлениях города Затонска, своих переживаниях и лучшей эпохе в России — второй половине XIX века.