Диалог 06 октября 2015

Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова: "Хочу открыть спортшколу ЦСКА в Челябинске"

Биатлонистка рассказала, зачем в детстве папа привязывал ее к себе веревкой и чем заменить "адреналиновую трясучку" спорта.
Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова: "Хочу открыть спортшколу ЦСКА в Челябинске"
Позитив

Южноуральскую биатлонистку Светлану Ишмуратову долго считали невезучей. Она постоянно занимала вторые места. Победа будто ускользала. Но только до Олимпиады-2006. Светлана Ишмуратова взяла сразу два "золота" и на этом поставила точку — ушла из спорта. "Хорошие новости" решили расспросить чемпионку о ее работе тренером в клубе ЦСКА, планах на будущее и любимых людях, а в результате получили десяток добрых, трогательных и вдохновляющих историй. С радостью спешим поделиться.

Светлана, с олимпийской победы прошло 9 лет. Вы еще помните, о чем думает чемпион за 5 секунд до старта?

— Конечно, помню! Когда я вышла на старт в Турине, уже решила что эта — третья Олимпиада — станет для меня последней. После нее я убираю лыжи в угол и больше на них не встаю. Я приняла тогда это жесткое решение. И когда я выходила на старт, у меня в голове вертелись слова моего мужа Игоря, он мне всегда внушал: "Свет, давай выигрывай Олимпиаду и отдыхай! Ты же можешь". А я всегда отмахивалась: "Легко сказать, выиграй!". И вот тогда на старте у меня мелькнула мысль: "А, может, и правда, выиграть? А ведь это мой последний шанс!" 

И получилось ведь!

— Да, но когда я бежала эту "пятнашку", на последних метрах было одно желание — только бы не упасть. Я бежала после болезни, перенесла грипп, времени на восстановление было мало. А еще трасса была на высоте — там всегда сильнее прихватывает.

Но по вашему финишу об этом и не скажешь. Спортсменки, пришедшие за вами, валились с ног.

— А я тогда сразу уперлась на палки и устояла. Если честно, для меня это неприемлемо. Я бы сама себя не уважала. Такую трагедию разыгрывать, что ты задыхаешься, последние силы отдала. Мы ведь столько тренируемся, столько готовимся. Понятно, когда люди бегут марафон. Организм хитрый, он никогда не выработается на трассе полностью, все равно оставит себе "заначку". Пересекла я тогда эту красную линию, повисла на палках. Я помню, что мне все кричали, чтобы я уходила из зоны. А я не могла уйти, пока я не отдышалась, и не рассеялся туман в голове. Еще, наверное, срабатывало то, что меня с детства приучили: снег холодный, не сиди на нем, не ешь его! Да и папе моему очень нравилось, что все падают, а я стою.

Это ведь папа поставил вас на лыжи?

— Да, он у меня — мастер спорта по лыжным гонкам. Выполнил норматив в армии, в секции никогда не занимался, в его деревне ее просто не было. Он в детстве брал меня с собой кататься. Казалось бы, почему? Я хилый ребенок, из больниц с воспалением легких не выходила, а тут в мороз и на улицу. Папа фанат спорта, он верил, что занятия спортом мне помогут, а мама наоборот, переживала за меня. Чтобы покататься на лыжах, мы драили всю квартиру и по завершению мама отпускала нас. Папа накатывал свои 20-30 км, а я в этот момент каталась с горки. Быстро уставала, к возвращению отца превращалась в ледяной комок из снега и слез. Раньше ведь какая была одежда? В магазинах ничего не было… Варежки у меня превращались в ледяные "грузила". Помню, на обратном пути папа привязывал меня к себе на веревку. Знаете, вот как собачку выводят на поводке, он меня так же. Но ради папы я была готова терпеть все.

Привязывал, чтобы не потерять в лесу?

— Наверное. И вот, он ехал впереди, а я если упала, то упала. Через некоторое время он меня ставил на ноги, ехали дальше. Я к тому времени уже двигаться толком не могла, говорила даже с трудом, только глазами моргала. Он мне пряник в зубы, чтобы хоть как-то поддержать, и до трамвая мы с ним так ехали. В трамвае я уже пригревалась. Дома, иной раз, когда раздевалась в прихожей, сил уже не было ботинки снимать, и я прямо в коридорчике засыпала.

Папа говорил, что вы должны стать чемпионкой?

— Мы всегда с ним в детстве смотрели Олимпийские игры. И он, образно говоря, тыкал меня носом в телевизор и говорил: "Смотри, какая техника! Смотри, какой у них шаг широкий! Как толкаются, посмотри! А ты? Иди перед зеркалом покрутись, посмотри, как ты толкаешься?". И, конечно, мне хотелось быть такой же быстрой, как они, ведь ими восхищается мой папа. Но в то, что я действительно смогу, трудно было поверить. Мы с мамой часто проходили мимо больницы, и все врачи с нами здоровались: "Ой, Света, да неужели не болеет? Как выросла!". В детстве папа меня даже выкрал из больницы. Пришел меня навестить, а я вся синяя, меня уже обкололи до невозможности. Я говорила только одно слово: "Домой!". Папа не выдержал, завернул меня в одеяло и утащил. А потом писал врачам расписку.

А когда пришло понимание, что вы все-таки сильнее остальных?

— Классе в четвертом. Но я никогда не вела себя, как королева, просто была активной. Правда, с возрастом эта уверенность в себе куда-то пропадала. Начала выезжать в другие города на соревнования, появились проигрыши. Я поняла, что работать нужно еще больше. Но на тот момент, когда было не достать хорошие лыжи и смазки, приходилось мириться с тем, что ты бежишь быстрее другой девчонки, но фактически ты проигрываешь ей по лыжам.

Родители сами покупали экипировку?

— Да, все очень дорого было. Однажды, помню, папа купил мне лыжи ELAN за 125 рублей. Я просто летала, такой счастливой себя чувствовала. Эти лыжи и гладила, и обнимала. Перед зеркалом крутилась. Надо же увидеть, как я буду на них смотреться! Сильно мучил вопрос, похожа ли я на тех, кто в телевизоре бегает. 

Как же побеждали на плохих лыжах? Какие-то хитрости были?

— Тренер нам советовал "читать" трассу и жестче отталкиваться ногами. Тогда же все трассы были в кочках и горках, как стиральная доска. Надо стараться оттолкнуться от кочки, и лыжа никогда не соскользнет. А если у нас в команде хоть одни лыжи "ехали", и если позволяли номера участников, под которыми они стартуют, мы бежали на одной паре по очереди. Я помню, что мы с Сашей Кравченко из Катав-Ивановска менялись лыжами. И это было нормально. Взаимовыручка всегда была.

На олимпийской "пятнашке" у вас ведь тоже своя стратегия была?

— Вообще, мне пришлось сначала переработать все свои спортивные дневники. Тренер мой Валентин Иванович Задонский всегда говорил: "Думай головой – она у тебя работает. Как сделать? Как сэкономить силы? Делая один шаг, ты создаешь задел на второй". Тогда я решила уйти на самоподготовку и тренироваться так, как нужно мне. В октябре вкатывались вместе с Ольгой Медведцевой. Это незабываемые 10 дней в Ергаках.

Чем же они так запомнились?

— Нигде в России не было снега, а там был. Ергаки — это Красноярский край. Там тренировалась группа Юры Бородавко — 20 парней. Юра, кстати, тоже мой земляк из Златоуста, он был тогда старшим тренером мужской сборной России по лыжным гонкам. Там только все начиналось, потом было принято решение о создании спортивной базы для подготовки. Трассу готовили тренеры сами каждый день. Ради тренировок нам, двум девчонкам (все остальные представители мужского пола), пришлось терпеть сложные условия: генератор на солярке вырабатывал электричество, его не хватало, туалет на улице, горячей воды нет, баня одна на всех. Жили мы с Ольгой, Игорем и Валерой Медведцевым в маленькой комнатушке, у нас был столик, два стула и две кровати. Все вещи на веревках. Пока мы с Олей тренировались, Игорь таскал воду в баню и держал оборону, чтобы ее никто не занял. Было весело и дружно!

Свой финиш, тот самый, победный финиш-2006, когда последний раз пересматривали?

— Очень давно. За последние годы вообще его не смотрела. Это кажется только, что спортсмены всю жизнь почивают на лаврах после громких побед. Но на самом деле ты побеждаешь, проходит немного времени и все. Победные финиши ты дома каждый день не пересматриваешь, вспоминаешь о них, только если тебя позовут на какое-то мероприятие или встречу с молодыми спортсменами. Там и видео посмотришь, и расскажешь, как это было. 

Сына своего на лыжи ставите?

— Да, ставим потихоньку. Мы сейчас живем в Красногорске — тут очень хороший лыжный комплекс. Есть своя комнатка для подготовки лыж и переодевания. Миша первый раз встал на лыжи в 1 год 10 месяцев. Проводили "Лыжню России". Он там самым молодым оказался, вручили приз лыжи и палки. Это ему очень понравилось, пришлось отдирать его потом от подарков.

Когда вы расставались с биатлоном, признались, что вам будет не хватать "адреналина и трясучки". Ощущаете нехватку, чем компенсируете?

— Не поверите. Уроками с ребенком. Миша уже пошел во второй класс, и программа сейчас в школах, скажу я вам, не из легких: доклады, задачки, язык надо учить сразу с первого класса. Мы делаем уроки вместе, вот например, английский. Там все в новинку не только для сына, но и для меня: я-то в школе учила немецкий. И вот мы как засядем за транскрипцию, тут-то у меня и адреналин, и "трясучка", и весь набор эмоций. И работой еще, конечно, компенсирую. Работаю в ЦСКА, у нас сейчас все наконец-то возрождается, дел невпроворот.

Что значит "все наконец-то возрождается"?

— Ну, при прошлом Министре обороны все как-то пришло в упадок, в уныние. А у Шойгу столько энергии, сил столько, он очень много делает, в том числе и для спорта. У ЦСКА сейчас, можно сказать, "второе дыхание" открылось. Уже подписана программа реконструкции спортивных объектов армии — она на несколько миллиардов, но я сейчас боюсь ошибиться, на сколько именно. Соответственно работы тоже очень много. Одно из направлений — открытие спортивных школ в регионах. Надеюсь, что получится открыть такую в Челябинской области. Очень надеюсь.

Главный ваш поклонник – муж Игорь. Вас же столкнула случайность – резинка от штанов? Как познакомились?

— Игоря на тот момент уже давно знала вся команда, он почти на все соревнования ездил. А я была такая скромная, с железным воспитанием, не смотрела по сторонам. Девчонки мне сказали, что знают его года 2 и он летчик. Ну ладно, подумала, меня это не касается. И вот однажды иду по коридору в отеле, смотрю, стоит высокий мужчина, за штаны держится, думаю русский, маньяк какой-то! Говорит: "У меня тут резинка лопнула, помогите, пожалуйста!". Я же рукодельница: у меня всегда с собой нитки, булавки. Быстренько сделала эту резинку и выставила его из номера. А он вернулся. Пришел с коробкой новосибирских конфет. Я просто обалдела. Мы уже 2 месяца за границей — а тут наши русские конфеты! Ладно, мы с Наташей Гусевой пустили его чай попить. А потом началось. Я с зарядки прихожу, у меня на кровати стоит блюдце со свежими ягодами. А это в феврале месяце. Но тогда я очень спокойно к этому отнеслась. У меня еще настроение такое тяжелое было. Пик формы прошел, и выступление было не ахти. А с ним сразу весело становилось. На прощание он оставил мне свой номер.

Что было потом?

— Потом я решила, поеду в Новосибирск. Там хорошая биатлонная база , можно попросить Игоря, чтобы встретил. Самолет прилетел, Игорь встретил у трапа, чуть ли не на руках донес до машины. А потом на базе он за меня решал все проблемы. Поселили в самый лучший номер. Потом Игорь начал заниматься моей культурной программой. Первые два дня я держала оборону — комнату на клюшку, никуда не пойду, у меня траур! Но пришлось сдаться. Вечером он меня куда-то повез, думала в кино. А он привез меня на стадион, хоккей смотреть. Я сначала за шайбой не успевала. Наблюдала за реакцией Игоря. Если радуется, народ хлопает — значит, забили!.. Потом я улетала на соревнования, а он мне коробки с конфетами в самолет сует: "Девчонкам на соревнованиях отдашь". Когда соревнования закончились, я пригласила его к себе в гости в Златоуст. 

Сейчас что первое приходит в голову, когда вспоминаете родной город?

— Я вообще Златоуст очень люблю. Он располагается в горах и вид с любой точки очень красивый. Но, конечно, больше всего трогает сердце – дом и родная школа. Столько лет там проведено, столько друзей . Школа находится как раз напротив дома, в котором живут мои родители. И каждый раз, когда я к ним приезжаю, сердце екает. У нас класс 4 "Г" был очень дружный. Отличный классный руководитель Вера Викторовна Голубкова и очень хороший тренер. Ахметгараев Рафис Саитович вообще-то был борцом, но вел нас как секцию лыжных гонок. Поэтому он успевал нас параллельно еще и приемам учить.

И последний вопрос. Со 2 по 11 октября в Южной Корее проходят VI Всемирные военные игры. Как настрой у наших спортсменов?

— Хороший настрой. Все понимают, что наша задача защищать страну, а значит — и честь страны на спортивных соревнованиях. Как полковник и как тренер я сейчас всей душой переживаю за наших спортсменов, которые принимают участие во Всемирных военных играх. Для людей армии — это как Олимпиада, это очень важно, понимаете? И вот нас на этих соревнованиях можно сравнить с русским медведем. Мы большие, мягкие, добрые, мы любим сладенькое. Но если к нам полезть: попытаться с нами тягаться на соревнованиях или, например, стараться влезть в нашу страну и начать портить нам жизнь, мы станем защищаться. Мы в лучшем случае откусим руку. Именно такое поведение демонстрируют наши офицеры-участники Всемирных военных игр. Они показывают доблесть, отвагу, честь, силу духа. 

Беседовала Ольга Задворных


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 16

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1066

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.