Диалог 24 декабря 2015

Космонавт, Герой России Максим Сураев: "Встречать Новый год на орбите мне было очень грустно"

Первый челябинец, покоривший космос, рассказал, о любимой еде в тюбиках, не попавших под санкции, дружбе с коллегами-американцами и знании, которым бы он поделился с политиками.
Космонавт, Герой России Максим Сураев: "Встречать Новый год на орбите мне было очень грустно"
Позитив

Так получилось, что Максим Викторович Сураев держит пальму первенства сразу в нескольких областях: он первый, кто смог вырастить пшеницу на МКС, первый блогер, который удивил всех, рассказывая "новости из невесомости", и, конечно, первый челябинец, покоривший космос. Он дважды видел нашу Землю с орбиты, и, возможно, скоро увидит ее еще раз. Перед Новым годом мы связались с нашем героем-земляком, чтобы спросить, какое желание он бы загадал, встретив Деда Мороза и почему на МКС не обсуждают большую политику.

Какая у Максима Сураева самая свежая хорошая новость?

— Ну, у нас, у россиян, у всех есть очень хорошая космическая новость. В понедельник, 21 декабря новый грузовик "Прогресс" был запущенный с космодрома Байконур и через двое суток успешно пристыковался к российскому сегменту МКС. Он смог доставить на орбиту топливо, воду, сжатый кислород. А что касается международной пилотируемой космонавтики, то американцы запустили ракету и сумели вернуть вторую ступень от нее на Землю, и она не разрушилась. Это, поверьте, очень хорошая новость, это даже я бы назвал прорывом, потому что раньше ступени разрушались. А то, что сделали наши коллеги из США в будущем позволит удешевить полеты человека в космос. Это, конечно, прекрасно.

На фото слева направо: космонавты Александр Герст, Максим Сураев и Рид Вайзман у памятника С.Королеву 

Сейчас очень обострилась внешнеполитическая ситуация, особенно отношения между США и Россией. Возникали ли по этому поводу какие-то споры с коллегами из НАСА — астронавтами? И, кстати, есть ли пул "запретных тем", которые не следует поднимать на орбите?

— М-мм… нет. И во время полета, и после, мы стараемся политические вопросы не затрагивать. Не потому что они какие-то неприятные или "запретные", а потому что у нас там своя работа, которую делать нужно дружно и слаженно. Отвлекаться на какие-то темы или даже споры не нужно — все члены экипажа прекрасно это понимают. Большая политика — не наша тема. А вот по профессиональной деятельности мы вопросы осуждать горазды, иногда, конечно, спорим. В основном это касается поведения в тех или иных внештатных ситуациях или во время проведения каких-то работ, ремонтного стола, например. Но, кстати, все эти споры завершаются общим компромиссом, общим решением еще до проведения тренировок и, естественно, до выполнения полетов. А в полете  все члены экипажа это прекрасно осознают — никаких нерешенных вопросов быть не должно.

В таком случае, последний острый политический вопрос. О санкциях в последнее время снова заговорили, они как-то повлияли на вашу работу? Может быть какие-нибудь привычные "продукты в тюбиках" теперь оказались недоступными?

— В моем полете меня это не коснулось, потому что о санкциях заговорили уже после нашего приземления. Я вам так скажу: нас российская сторона обеспечивает очень хорошими продуктами, как, впрочем, и американская обеспечивает своих. И я бы не сказал, что санкции коснулись космонавтов, нет.

А вы что больше всего в космосе любите покушать? Какое блюдо  для вас — самое любимое лакомство?

— Я не сладкоежка, поэтому насчет лакомств даже не знаю. Но вот мясные продукты, консервы, сублимированные борщи у нас очень хорошие — я их люблю. А вообще знаете, когда приходит корабль пополнять продукты питания, то самое вкусное, самое долгожданное — это, наверное, помидоры и апельсины. Их всегда ограниченное количество, потому что они могут испортиться быстро. Это самое классное, потому что это свежее и пахнет так вкусно, как будто только что на Земле сорвали и нам привезли.

Максим Викторович, в свой первый полет в 2009 году вы брали с собой в космос игрушечного львенка ваших дочерей Арины и Ксении. Расскажите, что брали в полет второй, в 2014 году?

— (смеется) Да, у львенка тогда даже было свое задание. Мы использовали его как индикатор невесомости. В момент, когда третья ступень отделяется, сначала наступает перегрузка, а затем невесомость — и тут важна каждая секунда. Для "земли" идет прямая видеотрансляция экипажа, но понять, наступила ли невесомость, невозможно, ведь космонавты закреплены, все вещи и оборудование тоже. Поэтому придумали простой способ: игрушку подвешивают на веревочку. Пока есть притяжение, она находится в натянутом состоянии, как только пропадает — веревка месте с игрушкой начинают "плавать". Это становится подтверждением того, что третья ступень отделилась вовремя, и все хорошо.

Конечно, львенок выполнял тогда еще одно важно задание — напоминал мне о дочках. Я даже попросил девчонок накануне, чтобы они, когда ложились спать, брали игрушку с собой. Хотелось, чтобы их запах на львенке оставался как можно дольше. А потом, когда выходили с ними на  видеосвязь, они видели, что игрушка там, рядом со мной. Кстати, я этого львенка вернул домой, он у нас на почетном месте теперь. 

Вообще надо сказать, что личных вещей в полет брать много нельзя — всего один килограмм. 

Фото, сделанное Максимом Сураевым из космоса

Кстати в быту используете какие-нибудь навыки, полученные в космосе?

— Трудно переложить на "земное" пребывание какие-то навыки, которые требуются в космических полетах. Но вообще, наверное, терпимость, рассудительность, умение справляться с эмоциями мне пригодилось в обычной жизни. Хотя, конечно, в космосе все по-другому, все не так, как здесь.

А как? Вот если бы вам нужно было описать полет в космос тремя словами, что это были бы за слова?

— Очень красиво, незабываемо.

Максим Викторович, вы стали первым космонавтом, которому удалось вырастить в космосе пшеницу. Самое удивительно, что сделали вы это совершенно случайно.

— Да, это не было запланировано. Просто перед первым полетом к нам приезжали постановщики экспериментов. Я знал, что космонавтам постоянно поручают вырастить салат, редис и даже томаты, кажется. Вот и попросил: “Положите нам, пожалуйста, семена цветов. Это же классно! И для общего фона, для настроения хорошо”. Они пообещали, но так и не положили. Будучи уже в корабле я обнаружил, что мне все-таки достался салат. Да, может быть, для науки это круто и очень важно…

На фото: Максим Сураев во время тренировки

Но вам было не интересно.

— Да, это же все регулярно выращивают. Я в итоге салат посадил, а потом вдруг нашел когда-то и кем-то привезенный пакетик с семенами пшеницы. Ну, я и воткнул туда же. Похулиганил, немного нарушил ход эксперимента. Потом заметил, что рядом с салатом начала проклевываться какая-то другая культура. Росла все больше и больше. Оказалось, пшеница вылезает, колоски появились. В общем, росла она у меня лучше, чем салат. Надо было решать, что сохранить, потому что для роста культуры очень мало места предусмотрено, и вдвоем они там не уживались, мешали друг другу. Я решил сообщить постановщикам эксперимента: “Простите, был не прав, вот так получилось. А теперь нужно решить, что придется выдергивать”. Отправил на Землю фотографии.

И тогда все были в шоке…

— Еще бы. Они мне сразу сказали: “Выдергивай весь салат, оставляй пшеницу, пусть растет”. Результаты были очень хорошими.

Салат, который выдернули, попробовали на вкус?

— Мне показалось, что он ничем не отличается от выращенного в обычном огороде. Немного горьковат на вкус, но ничего сверхъестественного.



На фото: тот самый салат

Вопрос от нашего выпускающего редактора — автоэксперта. На какой машине ездит космонавт?

— (смеется) Ой, вы знаете, у меня было много всяких машин, но вот перед вторым полетом я первый раз в жизни позволил себе купить новый автомобиль Toyota Land Cruiser Prado. Очень им доволен. Это внедорожник, он очень удобный, классный. Я на охоту иногда выбираюсь — вот он мне тогда особенно пригождается. Да и вообще у нас такие дороги в стране, что всем бы по внедорожнику.

Максим Викторович, во время вашего первого полета, вам выпало отмечать Новый год на орбите. Как это было?

— Это было очень грустно (смеется). Особенно, когда я понимал, что мы летим над Россией. Я смотрел на Землю и представлял, что там моя семья, мои родные и близкие, они все вместе, готовятся к встрече Нового года, садятся за стол… А ты где-то летаешь, смотришь на это все сверху, пытаешься представить, что дома у тебя сейчас, как дочки смеются.



На фото: знаменитое селфи Сураева и американских коллег после второго полета

И последний вопрос. Максим Сураев — это настоящий супермен, живущей в нашей реальной действительности, но если бы он мог попросить еще какую-то суперспособность у волшебного Деда мороза, что бы это было?

— Для себя лично я бы попросил возможность летать как птица. Мне кажется, это потрясающе! Это моя мечта. А вот если бы я просил не для себя, а во благо, то, это точно было бы умение примирить всех людей на Земле. Я бы всех помирил, все бы разрулил, дал бы всем понять, что жить в мире на много лучше, чем воевать, что жить в дружбе гораздо лучше и выгоднее, чем ссориться. Да, я хотел бы вставить это знание в мозги всем политикам и вообще всем людям нашей планеты. 

Текст: Ольга Задворных, Мария Старикова

Фото: личный блог Максима Сураева, federalspace.ru


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 28

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
996

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"
Позитив
8720

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"

Звезда сериала "Анна-Детективъ" на канале ТВ-3 рассказал о тайнах и преступлениях города Затонска, своих переживаниях и лучшей эпохе в России — второй половине XIX века.