Диалог 15 июля 2016

Владимир Хайкин: "Чаще всего люди сами знают, что у них болит и какое нужно лечение"

Один из первых мануальных терапевтов Челябинска рассказал, в чем разница между мануальщиком и массажистом, зачем нужно думать о плохом и почему он сам не ходит к врачам.
Владимир Хайкин: "Чаще всего люди сами знают, что у них болит и какое нужно лечение"
Позитив

Владимиру Яковлевичу Хайкину 57 лет. 26 из них он работает мануальным терапевтом — он был в первой пятерке  профессиональных костоправов, которые начали работать в Челябинске в 90-х годах. Он лечил и бандитов, и политиков и именитых спортсменов и прокладывал путь "мануальной терапии" на Южном Урале.

В своем плотном графике Владимир Яковлевич нашел время, чтобы встретиться с корреспондентом "Хороших новостей" и разъяснить разницу между мануальными терапевтами и массажистами, рассказать, зачем (если, например, болит голова или сердце) надо сначала подумать о худшем и почему искренне рад возросшей конкуренции.  

Владимир Яковлевич, люди (несмотря на активную пропаганду ЗОЖ) продолжают большее количество времени проводить сидя. Скажите, есть ли какой-то простой пул упражнений, которые могут делать офисные работники, чтобы поддерживать свое здоровье в норме, чтобы спина/шея/руки/ноги не затекали?

— Да, таких наборов движений много. Это называется "производственная гимнастика", разработанная еще в советское время. Она никуда не делась, и разработана для людей разного рода деятельности. Вот, скажем, скрипач стоит долгое время в одной позе, значит, ему нужно разминать определенные суставы и мышцы. А для человека, который, скукожившись, работает за компьютером или, согнувшись, копает землю — упражнения несколько иные. Своя производственная гимнастика есть для каждого — весь вопрос в желании ее делать.

Кажется, будто сейчас абсолютно любой может стать мануальным терапевтом: сотни курсов, "заманух" для обучения, повышения квалификации…

— Ну, так это и хорошо. Любой может получить эту специализацию. Мне в 1990-м году пришлось ехать в Запорожье, чтобы получить квалификацию мануального терапевта. В то время было всего три-четыре института, где преподавалась мануальная терапия. И я очень хотел освоить эту методику.  Можно сказать, я стал неврологом только для того, чтобы позже стать мануальным терапевтом. Потому что, без медицинского образования, без специализации образования невролога это было нереально. В Челябинске тогда мануальных терапевтов было всего четыре. Что же касается сравнения "тогда" и "сейчас", то сегодня курсы идут около четырех месяцев, люди получают больше информации, больше навыков. А я учился всего полтора месяца, и потом уже сам нарабатывал опыт. Меня мануальная терапия очень привлекала — подобных методик я не знал ни тогда, ни теперь.

Очень хорошо, что сейчас много мануальных терапевтов, потому что каждый из них работает на особенной волне, особой ноте и, значит, каждый человек может выбрать врача по себе. Рынок специалистов сейчас разросся и это точно не плохо, наоборот.

Мануального терапевта обыватель без тени смущения назовет массажистом. Будет ли он прав и не обидит ли мануальщика?

— Действительно, методики внешне похожи: человек берет и что-то делает руками, мнет, поправляет дугоотросчатые суставы. Поэтому, простительно, конечно, тому, кто принял мануального терапевта за массажиста. Разница же заключается в месте воздействия этих специалистов. Массажист работает с мышцами, кожей, делает лимфодренажные или расслабляющие массажи, например. То есть он выполняет набор стереотипных нехитрых действий по направлению врача. Врач написал "мните шейно-грудной отдел позвоночника", и у массажиста есть специальная методика — он начинает мять. А мануальный терапевт сам является врачом. К нему приходят с болью, с проблемой и мануальный терапевт сам решает, что и как нужно сделать. И не обязательно это будут мышцы — скорее всего, суставы. Мануальный терапевт работает, в том числе и с менингитом, с инфекционными заболеваниями нервной системы.

Можно сказать, что мануальный терапевт творит чудеса, определяя "болячки" людей и вылечивая их одними руками?

— Ну, люди у меня не прозревали, конечно. Но отчасти да, чудеса происходят. В том плане, что человек несколько месяцев ходит по врачам, не понимая, что с ним, мучается, нервничает. А потом приходит к мануальному терапевту и решает свою проблему. Мануальная терапия была замечательной методикой уже тогда, когда я учился, остается таковой и теперь. Человек должен прийти к мануальному терапевту и после лечения измениться психологически. Прежде всего, потому, что он наконец-то избавится от боли, решит долгосрочную проблему, перестанет быть тревожным и испуганным, ему полегчает. Но важно понимать, что если человек часто ходит к одному и тому же врачу, если постоянно чувствует, что его здоровье зависит от этого врача — это ненормально, плохо. Так быть не должно. Нельзя от врача зависеть.

Значит ли это, что мануальный терапевт — первый врач, к которому нужно идти, если что-то заболело?

— Нет, не значит. Начинать нужно с самого серьезного, с плохого, если хотите. Вот болит грудная клетка слева — идите на электрокардиограмму. Системно и продолжительно болит голова — на МРТ. Исключите самое скверное, а потом уже с легким сердцем идите к мануальному терапевту.

А можно ли навредить массажем? И как вы относитесь к шквалу звонков из неизвестных медицинских центров, которые, обзванивая людей, зазывают их на бесплатные массажи, диагностику и прочее?

— Да всем можно навредить, и массажем тоже. Но если массаж делают по показаниям врача, то навредить нельзя. То же самое с мануальной терапией.

Насчет "зазывал", опасаться немножко надо, конечно, потому что времена такие сейчас. Но большой беды нет. Если делают массаж хорошо, если специалисты профессиональные, то почему нет? Опять же надо разбираться в каждом конкретном случае. Может быть, действительно кто-то делает что-то хорошее. Нередко массажист, выходя на рынок, нарабатывает себе базу клиентов — вероятно, именно таким образом. Но пока не попробуешь, не пойдешь к этому специалисту, не узнаешь, как он работает, дурят тебя или нет.

Владимир Яковлевич, за 26 лет вашей практики, а начинали-то в лихих 90-х, наверняка приходилось лечить и бандитов, и политиков, и "звездных" пациентов?

— Конечно, всякое было. Что политики или "бандиты 90-х", не люди? Также ходят к врачам, в том числе к мануальным терапевтам. "Звездных" пациентов не припомню. Боксеров-чемпионов вот хватает, это да. Я же работал в школе бокса лет 10-15 назад, наблюдал их. То есть известных боксеров ко мне обращается много.

Вы как-то настраиваетесь перед работой? Медитируете, обдумываете предстоящий сеанс?

— Нет. Если я буду думать о том, как мне работать, я не смогу работать. Все происходит автоматически уже в процессе, это несознательный акт. Приходит человек, ты на него настраиваешься, начинаешь работать на его волне, разговаривать с ним. Очень важно уметь слушать пациента, потому что люди нередко лучше врача подсознательно знают, в чем причина их болезни и могут направить на нее. Во время беседы часто вспоминаются старые травмы, например.

А вы сами ходите к мануальному терапевту?

— Нет. Я вообще к врачам не особо хожу. Тьфу-тьфу, вроде нет надобности пока.

В заключение беседы не можем не задать наш традиционный вопрос. Владимир Яковлевич, в чем ваша личная самая свежая хорошая новость?

— Знаете, она не особо свежая. У меня год назад родилась внучка, и лучше этой новости пока не было ничего (смеется). 


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 23

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
971

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"
Позитив
8425

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"

Звезда сериала "Анна-Детективъ" на канале ТВ-3 рассказал о тайнах и преступлениях города Затонска, своих переживаниях и лучшей эпохе в России — второй половине XIX века.