Диалог 19 января 2016

Артистка театра Ла Скала Людмила Жильцова: "Съездить на Зюраткуль — для меня традиция"

Оперная певица рассказала, почему не любит макароны, вспомнила учебу в Магнитке и объяснила разницу между "ними" и "нами".
Артистка театра Ла Скала Людмила Жильцова: "Съездить на Зюраткуль — для меня традиция"
Позитив

В минувшие выходные в Челябинске состоялось грандиозное вручение премии "Светлое прошлое". Каждый из номинантов внес неоценимый вклад в различные области общественной, научной, военной, культурной или политической жизнию. При этом все эти люди родились, выросли или учились на Южном Урале.

Одним из лауреатов является Людмила Жильцова — оперная певица, сопрано итальянского театра Ла Скала. Сегодня ей стоя аплодируют самые именитые мастера оперы, но мало кто знает, что эта артистка родилась в Бакале, а в конце 90-х годов училась в Магнитогорской музыкальной консерватории. Именно там, по ее признанию, она получила главные, самые важные знания. В эксклюзивном интервью "Хорошим новостям" эта удивительная женщина с улыбкой рассказала, каким была лодырем в детстве, почему не мыслит отпуск в России без Зюраткуля и Тургояка, и как ведут себя топовые артисты в Италии. 

Людмила, вы много лет живете в Италии и бегло говорите по-итальянски, а думаете, наверное, все еще по-русски?

— Честно говоря, да, я уже по-итальянски говорю лучше, чем по-русски. Что касается мыслей, то я убеждена, что мысль не имеет лингвистической принадлежности. Когда мне нужно что-то сказать, появляется эта языковая характеристика, а до этого момента я просто думаю и не знаю, на каком именно языке. Мысль она мысль. Она универсальна. А вот что касается пения, то здесь есть четкое понимание: техничнее язык итальянский, а любимее — русский.

На фото: Людмила Жильцова с журналистами детского телевидения СОМ-ТВ Фонда Олега Митяева

Скажите, в 90-е годы вы учились в консерватории в Магнитогорске и уже начинали работать. Что больше всего вспоминается из студенчества?

— Студенткой я работала в Оперном театре — была скрипачкой в оркестре. Это моя первая официальная работа, первая моя запись в трудовой книжке. Это время мне вспоминается, как самая лучшая пора в моей жизни. Мне родители, помню, присылали с автобусом продукты из Бакала. Мы ходили с друзьями на вокзал, встречать их. Очень хорошие годы были. И потом, и училище, и консерватория Магнитогорска мне дали очень хорошую музыкальную базу. Я им безгранично благодарна, ведь это был именно тот костяк, которого за границей нету. У них меньше дисциплины в процессе обучения, и многие сбиваются с пути. А у нас артиста делают, помогают ему. Артиста взращивают в семье, приглядывают за ним. 

То есть у нас все строго, а "у них" — нет?

— У нас не столько строго, сколько дисциплинированно. Я в 15 лет начала заниматься вокалом профессионально, не считая детских школьных хоров и прочего. А скрипкой я занималась с шести лет. Лодырем была ужасным (смеется). Но меня воспитывали в дисциплине, плюс, мне очень помогали выступления на сцене. Вы знали, кстати, что в Италии, когда музыке учится маленький человечек или подросток, в год он сдает всего один экзамен? То есть они учатся-учатся и всего один экзамен сдают по итогам года. Причем это экзамен не какой-то архисложный, нет. А мы каждые полтора месяца на сцене сдавали программу: этюдов либо концертов. 

Как Людмила Жильцова оказалась в Милане? Не просто ведь вы взяли билет в один конец, наверняка есть какая-то увлекательная история? 

— В 21 год я поехала на трехмесячную стажировку в Туринскую академию. Там были высшие курсы для вокалистов. А до меня туда уже уехали наши магнитогорские девочки, и в принципе дорожка была протоптана. План был такой: я должна была приехать на три месяца, проучиться, получить аттестат — что-то вроде небольшого диплома — и уехать обратно. Струнники и вокалисты меня отпустили, благословили, все знали, что я вернусь. Но педагогу, у которого я училась в Италии, очень понравился мой голос, и она посоветовала мне поехать прослушаться в Миланскую консерваторию. И по возможности сдать "дипломино" — то есть, получить статус бакалавра. В Италии его можно сдать частным образом: заполнить документы, подготовить программу и получить дипломино. И я подумала, здоров, приеду в Магнитогорск, удивлю всех званием бакалавра Миланской консерватории. Я поехала и получила восемь баллов из десяти. И это был нонсенс, потому что приватистам (частникам, тем кто получает дипломино в частном порядке — прим.ред) больше семерки вообще никогда не ставят.  Даже итальянцам, а иностранцам чаще даже 6,8 балла. Я получила свой дипломино абсолютно счастливая, а через несколько дней мне позвонили и предложили обучение в этой Миланской консерватории сразу с четвертого курса. Так и получилось, что я осталась. Это был 1999 год. 

Итальянский менталитет сложно было понять, прочувствовать? 

— Я уехала в Италию 17 лет назад, а менталитет начала понимать лет пять-шесть назад. Конечно, это связано с языком. Западный менталитет ты начинаешь понимать, когда хорошо понимаешь язык, его особенности. Итальянцы хорошие люди. Хитроватые, но очень хорошие. Если они любят человека, они для тебя все сделают. Они очень приветливы. И по каким-то таким основным понятиям, русские и итальянцы очень похожи. Это касается и семей, отношений родителей к детям, воспитания. Что касается меня лично, то мне не было сложно в Италии. 

А как девушка из Магнитогорска, пусть и потрясающе талантливая, оказалась на сцене театра Ла Скала? 

— При театре существует академия Ла Скала. И каждый год там проводится прослушивание на вокальные курсы. Забегу вперед и скажу, что помимо вокальных, я окончила там же в академии и курсы менеджмента, получила два диплома. В 2000 году, спустя год после моего приезда в Италию, я пошла на эти курсы. Я прошла прослушивание и попала в академию. И для меня начались потрясающие времена. Когда я там училась, мы практически жили при театре. Мы ходили на репетиции, смотрели все спектакли, жизнь бурлила. Нам платили стипендию, давали талончики на питание. Как и все студенты во всем мире нередко мы были голодными и очень ждали обедов. 

По окончании моего обучения, я попала в театр. Это ждет практически всех, кто оканчивает академию — вчерашние студенты сегодня входят в театр Ла Скала. Академия в данном случае выступает кузницей кадров. Это касается не только артистов, но вообще всех: техников сцены, осветителей, декораторов, гримеров, фотографов для сцены, менеджеров. В этом плане можно сказать, что такая особенность учит всех не выпендриваться. Позже, когда ты приходишь в театр, ты знаешь, что каждый из людей в нем — часть большой команды. Важная часть. Даже самый топовый артист, выходя на сцену, понимает, что если оркестр играет верно, свет горит правильно, а декорации стоят на своих местах, значит каждый гвоздик в механизме работает исправно, очень важно.

Вы сказали про обеды в академии, и мы не можем не спросить, что бы вы предпочли: итальянскую пасту или макароны "по-флотски"?

— Ой, вы знаете, я вообще макароны не люблю. И мне первое время, первые несколько лет, было сложно свыкнуться с итальянской кухней. Фрукты, овощи, рыба это да. А на пасту я смотреть не могла. Я говорила "Фу, какая гадость!" и не могла есть ни пиццу, ни пасту. Сейчас легче, сейчас я пиццу итальянскую приняла и могу ее поесть, может быть, раз в месяц. С пастой лучше — сложились отношения уже. Но на ваш вопрос даже не знаю, как ответить, я мучное вообще не очень люблю. 

Скажите, это правда, что вы защитили докторскую диссертацию по необычной теме "Мода и опера"? 

— Да, совершенно верно. Но в этой связи нет ничего удивительного. Истоки моды нередко кроются именно в театре. Например, во времена Людовика XIV при дворе был театр, который смотрело всё высшее общество. Когда царица показывала роли вельмож, она на самом деле демонстрировала наряды. И таких примеров очень много. А я всегда модой очень интересовалась. И еще во времена учебы в Милане я подрабатывала переводчицей в домах моды, работала с русскими. Тогда мне удалось много чего узнать о моде и полюбить ее. В те времена у меня и появились первые мысли о написании научной работы о связи моды и оперы. Позже я читала книги, успела даже окончить курсы по моде и окончательно убедилась, что театр и мода в истории нередко идут рука об руку. Сейчас в Европе театры периодически приглашают топовых дизайнеров, топовые дома мод, которые полностью создают коллекцию костюмов к тому или иному спектаклю. Это называется от кутюр. Это шик.   

Не смотря на то, что большая часть вашей жизни связана с Италией, вы нередко приезжаете в Россию. Даже сегодня, мы беседуем с вами в Челябинске благодаря вашему приезду на вручение премии "Светлое прошлое". Если речь не идет о рабочих визитах, то как вы проводите время на Южном Урале, как отдыхаете? 

 — Если я приезжаю в Россию, то это, как правило, три недели, а то и месяц. Раз в год стабильно я позволяю себе такой отпуск. Конечно, первым делом я еду в Бакал — очень люблю этот город, необыкновенно красивую природу, которая его окружает. Съездить на Зюраткуль и Тургояк для меня тоже одна из традиций. И обязательно на дачи, картошку, например, прополоть. Я люблю покопаться в земле, что-то посадить, украсить. 

И последний на сегодня, традиционный вопрос: какая у вас самая свежая хорошая новость? 

— Хорошая новость есть, но я бы не спешила ее озвучивать. Знаете, я, в принципе, не суеверна, но, тем не менее, уверена, что если ты чего-то ждешь и желаешь, лучше об этом лишний раз не говорить. Особенно, если это связано с проектами. Единственное, что могу сказать — в марте-апреле этого года я и моя команда будем работать в студии над записью нового материала. Это будет очень сложный материал, я вообще такие люблю, мне чем сложнее, тем лучше. Часть этой записи мы используем для моего проекта (речь идет о собственном видео-проекте Людмилы Жильцовой, с которым вы можете ознакомиться подробнее на ее сайте — прим.ред.). Из другой части этой студийной работы я надеюсь сделать диск. Для меня это очень хорошая новость, потому что принципиальное решение о старте этой большой трудоемкой работы было принято совсем недавно. Больше не скажу, чтобы не сглазить. 


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 138

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1066

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.