Диалог 21 июня 2016

Сергей Ковалев: "Я бы не хотел, чтобы мой сын зарабатывал боксом"

Легендарный боксер Крушитель в эксклюзивном интервью рассказал об угрозах соперников, любимых болельщиках, допинговых скандалах и провокациях.
Сергей Ковалев: "Я бы не хотел, чтобы мой сын зарабатывал боксом"
Позитив

Непобедимый южноуральский боксер Сергей Ковалев впервые за пять лет проведет бой в России. 11 июля в Екатеринбурге нашему земляку предстоит встретиться на ринге с малавийцем Айзеком Чилембой, занимающим 7-е место в рейтинге полутяжеловесов по версии журнала The Ring. Это будет разминочный бой перед самым крупным событием в мире профессионального бокса в полутяжелом весе — ноябрьской встречей Ковалева с экс-чемпионом мира, американцем Андре Уордом. 

Однако "разминочный" — не означает "проходной": схватка с Чилембой предстоит ответственная. К ней Сергей Ковалев готовится в горах Армении. Но даже между интенсивными тренировками уралец нашел время для эксклюзивного интервью своим землякам.

Как настроение, Сергей, как идет процесс тренировок?

— Настроение отличное, рабочее. По тренировкам: сначала было немного сложно. Сыграли свою роль и смена атмосферного давления, и кислородное голодание. Первые дни в горах всегда тяжело. Сейчас уже адаптировался, тренируюсь интенсивно.

Что думаете о предстоящем бое с Чилембой?

— Что это не будет просто. Чилемба — сильный спортсмен, входит в десятку лучших боксеров мира. Достойный соперник. Он выше меня ростом, предпочитает оборонительную тактику и контратаки, а это всегда сложнее. Но я рассчитываю показать зрелищный бой, дать моим болельщикам все, чего они от меня ожидают. И даже немного больше.

Чилемба обещает устроить вам ад…

— Обещания должны подтверждаться делом, посмотрим. Я бы на его месте не горячился. И здесь уже речь не только о технике боя. Я сильнее мотивирован, чем он, потому что я буду боксировать не просто на Родине, а дома, на Урале. Это большая гордость, честь и ответственность для меня — привезти все свои титулы домой и защитить их здесь. Я абсолютно заряжен показать именно на Урале лучшее, на что я способен.

Кого-то конкретно из болельщиков будете особенно рады видеть на трибунах?

— Конечно, родителей, всех земляков из Челябинской области, и всех своих друзей… По персоналиям – Игоря Алексеевича Алтушкина из “Русской медной компании”, чьими усилиями и был организован этот бой в России… Евгения Ефремовича Вайнштейна — отца челябинского бокса, президента спортивного клуба “Урал”. Сережу Вайнштейна буду рад видеть…

Вы дружите?

— У нас с Сергеем самые добрые отношения. Он как-то помог мне в одной ситуации, без лишних слов меня выручил. Это ценно — что без лишних слов.

Что думаете о нынешней политике, финансовом кризисе в России? Есть рецепт, как исправить положение?

— Я не политик. Рецептов у меня нет. Но, наверное, людям надо не забывать помогать друг другу. Сам помогаю родным, — слава Богу, такая возможность есть.

Сейчас российских спортсменов преследуют допинговые скандалы, что вы думаете об этом? Как относитесь к легальному допингу: спортивное питание, биодобавки, тот же протеин?

— Допинг не может быть легальным, и я отношусь к этому резко отрицательно. Он разрушает организм. Кстати, в первом бое с Паскалем я подозревал, что он что-то принимал: я наносил очень тяжелые, сильные удары, после которых он не падал. Это было очень странно, я бил так, что у меня даже руки болели. А перед вторым боем он усомнился во мне и сам настоял на проверке. Проверили на допинг, ничего не нашли. Так что к допингу отношусь плохо, это все не нужно. А вот спортивное питание действительно необходимо — тот же протеин, витамины, аминокислоты для восстановления мышц.

Если уж заговорили про канадца Жана Паскаля, которого вы блистательно победили дважды… Какое сейчас у вас к нему отношение?

— Я его не уважаю ни как боксера, ни как человека. За один стол с ним не сяду. У него полон рот грязных оскорблений. Это его тактика — чтобы вывести соперника из себя. Но он не в состоянии ответить ни за одно свое слово. 50 тысяч долларов до сих пор мне должен, кстати.

За что?

— Жана Паскаля никто не тянул за язык, когда он заявил, что ставит 50 тысяч долларов на то, что я его не вынесу до восьмого раунда. Я согласился с суммой. Договорились, если он выигрывает, — я перевожу деньги на указанный им благотворительный счет, если я выигрываю, — он. А после боя он заявил, что я якобы не поддержал ставку. Не по-мужски вообще…

А что вам помогло не поддаться на провокации Паскаля до боя?

— То, что я вырос в рабочем районе. И, наверное, то, что я по-английски половины его слов не понял (смеется).

Но на пресс-конференциях в Америке вы стараетесь общаться без переводчика. Не похоже, что вы плохо знаете английский.

— Я на английском говорю больше, чем понимаю (смеется). У американцев свой сленг и темп произношения, я не всегда на слух воспринимаю их речь.

По-настоящему хорошо подтянул язык, когда искал квартиру в Америке, и приходилось много созваниваться с риелторами. До этого вообще не понимал, что мне по телефону говорят. Но на пресс-конференциях со мной до сих пор стоит мой менеджер, который переводит вопросы репортеров, а я уже на своем английском пытаюсь ответить.

С каким легендарным боксером мечтаете встретиться на ринге?

— Сложно ответить, сегодня я без всяких мечтаний встречаюсь с самыми сильными боксерами мира. Даже не знаю. Если только Паскаля в третий раз побить. Он, конечно, не легендарный. Просто мне было бы это приятно.

Вы уже заработали свой первый миллион долларов? Кстати, на что вы потратили первый американский гонорар?

— Ну если вспомнить, что первые 18 боев в Америке я провел бесплатно… А за 19-й бой все-таки получил пять тысяч долларов (смеется). Я раздал часть долгов, заплатил аренду за квартиру и купил продукты.

Что касается миллиона долларов — это сумма, крупная для России. Для Америки это мелочь. Жизнь в Штатах в разы дороже, чем у нас. Сами посчитайте: булка хлеба — от доллара семидесяти центов до четырех долларов, бутылка кефира — семь долларов. Здесь на нас троих — я, жена и сын — уходит в месяц на два порядка больше, чем в Челябинске, просто на жизнь, на самое необходимое: страховка, квартира, машина, еда, бензин. Так что мне еще работать и работать над благосостоянием.

Вы бы хотели, чтобы ваш сын Саша тоже стал боксером?     

— Трудный вопрос. Я бы не пожелал ему такого сложного пути в достижении своей цели. И не хотел бы, чтобы бокс стал его способом заработка. Но боксировать я его, разумеется, научу, он обязательно будет уметь это делать на приличном уровне. Потому что бокс развивает в нас такие мужские качества, как воля, дух, характер.

В вашей жизни много стрессов. Как вы с ними справляетесь? Ходите к психологу?

— Лучший психолог для меня — это боксерская тренировка, где можно выплеснуть весь накопившийся негатив. После тренировки возвращаешься домой с ощущением приятной физической усталости и ясной головой. Всем советую от души.


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 10

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1116

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.