Диалог 14 декабря 2016

Сергей Гармаш: “Дайте ребенку прочитать "Голубую чашку" или "Чук и Гек" — это добро в чистом виде”

Народный артист рассказал, за что не любит День Святого Валентина, вспомнил детство и первый новогодний утренник в Херсоне.
Сергей Гармаш: “Дайте ребенку прочитать "Голубую чашку" или "Чук и Гек" — это добро в чистом виде”
Позитив

С 8 по 11 декабря в Челябинске проходил XIV детский благотворительный театральный фестиваль ЧТПЗ "Снежность". По традиции "старт" фестивалю дал почетный гость, которым в этом году стал народный артист России Сергей Гармаш. Актер, который традиционно играет суровых мужчин, в Челябинске растрогался и не только напутствовал ребятишек, но и… сыграл на треугольнике. Перфоманс был связан с тем, что "Снежность" в этом году посвящена музыке, даже называется “музыкально” — "Симфония добра". Чем еще, как ни музыкой было открывать фестиваль.

После открытия фестиваля нам удалось побеседовать с Сергеем Леонидовичем, который поведал,  за что его родителей вызывали в школу, чем для него пахнет Новый год, что значит благотворительность и почему некоторые праздники — “вовсе не праздники”.  

Сергей Леонидович, вы впервые побывали на благотворительном театральном фестивале ЧТПЗ "Снежность", посетили сам Трубопрокатный завод, побывали на знаменитой "высоте 239". Как вам? Поделитесь впечатлениями.

— Да, экскурсия на "высоту", на сам завод, безусловно, впечатлила очень сильно. Сам процесс, который подробно был рассказан, атмосфера этого всего… Знаете, я мало таких заводов видел — вернее, видел, конечно, разные заводы — но то, что мне показали в Челябинске, все это высокотехнологичное производство, да еще так близко. Естественно, я знаю, что такое существует, я вижу это по телевизору в документальном кино. Но своими глазами увидеть, как молодые девушки лихо "летают" по огромному цеху на 35-тонных кранах… Вообще много молодых людей работает на ЧТПЗ, и они счастливы.  Безусловно, это самое важное.

Что касается фестиваля, то вы сами понимаете, что я о нем знаю благодаря руководству ЧТПЗ, которое меня и пригласило на этот праздник. Естественно, возможности просмотреть всю программу фестиваля у меня не было. Но, знаете, мы ведь все в курсе, что такое детский утренник, и здорово, когда этот утренник превращается для детей в целое приключение: дети с воспитателями, учителями и родителями куда-то едут, собираясь за шесть часов, приезжают в другой город, в большой театр, видят здесь театры из Москвы и других городов… Безусловно, это дело большое. Невероятно большое.

А ваша собственная елка-утренник — какая она была, что вспоминается?

— В автобусном парке города Херсона. В совершенно каком-то небольшом актовом зале. Даже зал не актовый, а для каких-то собраний. Это вот то, что вспоминается как картинка, как фотография. Еще очень хорошо помню, что рядом с елкой стояла табуретка и на нее мы, дети работников автобусного парка, поднимались и читали стихи.

Первый стих тоже помните?

— Нет, этого, к сожалению, не помню. Наверное, это что-то про елочку было. Постарше стали учили стихи о дедушке Ленине. А однажды я со слов дяди выучил стихотворение Есенина, которое маленькому мальчику нельзя было читать. И я его прочитал на 7 ноября. Маму с папой в школу вызывали.

В рамках "Снежности" детям показывают не только музыкальные представления, но и спектакли по мотивам сказок. А какая сказка ваша самая любимая?

— Да знаете, она, наверное, не одна. Хотя… моя самая любимая детская сказка, та, что оставила первое впечатление, это был такой мультфильм советских времен о двух медвежатах, которые делили сыр. Самые первые, самые искренние детские впечатления они находятся где-то там, в мультиках, в картинках этого времени.

А что читать любите? Поэзия, проза — что самое любимое?

— У нас сейчас гаджеты, телефоны — на одну “иконку” нажал, и вот перед тобой вся русская поэзия: и Бродский, и Есенин — все со мной. Всегда со мной и Лермонтов, и Пушкин. Бунин тоже. А что касается литературы, то тут то же самое услышите и про Пушкина, и про Достоевского, и про Толстого, и про Чехова. Но… знаете, у артиста есть два момента домашней работы. Это ни в коем случае не изучение текста. Это чтение художественной литературы и наблюдение людей. Читаю я постоянно. Могу сказать, что на сегодняшний день у нас появляются очень серьезные люди, серьезные авторы, такие как Захар Прилепин или Алексей Иванов — еще более сильный. Он, я считаю, в лучших традициях русской литературы пишет. Один из его последних романов — я не знаю, он про Екатеринбург или про Челябинск — "Ненастье". Там фигурирует диаспора 90-х годов, названная "афганцы". Очень живой, настоящий роман, он произвел на меня очень сильное впечатление. И до этого я читал все романы Иванова: и "Географа", и "Золото бунта", и "Общагу на крови", и "Сердце Пармы". Автор очень сильный. Я ничего не имею против таких девушек, как Донцова и Маринина. Дай Бог только, чтобы молодые мамы понимали, что нужно своих детей учить читать определенную литературу. Ведь взрослеют сейчас раньше, узнают все раньше, кино смотрят раньше. И читать должны тоже раньше серьезную литературу.

У вас сын школьник, и на фестивале "Снежность" много его ровесников. Есть какой-то у вас совет, Сергей Леонидович, родителям и воспитателям детских домов, как правильно воспитать ребенка?

— Советы эти у Маяковского "Что такое "Хорошо" и что такое "Плохо", у Агнии Барто, у Аркадия Гайдара, а позже у Толстого "Детство. Отрочество. Юность." Общие слова "учите добру", "учите читать" я бы не хотел произносить. Выше крыши этих советов. Я не против, чтобы вы вели ребенка на "Властелина колец" или чтобы он читал "Гарри Поттера", но вы при этом дайте ребенку прочитать "Голубую чашку" или "Чук и Гек" — это добро в чистом виде, как витамин в чистом виде.

У вас в семье есть какие-то новогодние традиции?

— Да как у всех: "Оливье", мандарины, все в сборе, чтобы. Я вообще к праздникам отношусь, знаете, так, что не все праздники — праздники для меня. Новый год, когда он приближается, наступает 31 декабря, я вспоминаю свой дом в Херсоне, представляю, как бабушка с мамой наряжали елку — все это я называю запахи детства и ощущаю такие вещи. 9 мая я считаю настоящим праздником. Как-то на Дворцовой Площади в Питере я наблюдал за молодежью, стоявшей рядом с ветеранами, на груди которых были награды. Из-за ветеранов, наград и воздуха молодые люди становились другими.

Тогда что насчет 7 ноября, восстановленного не так давно в дате 4 ноября — День народного единства. Как к нему относитесь?

— Я никак не отношусь. Дело в том, что в детстве мы с родителями ходили на демонстрации, и я не то что чувствовал этот коммунистический дух. Нет, это было привычно — красное число. В 15 лет я уже жил в другом городе и на эти праздники мог уехать домой. Сейчас День народного единства я не понимаю и не чувствую. Но я не против. Я про праздники могу сказать другое — меня дико раздражает в вашем поколении, когда вы начинаете переодеваться и праздновать либо Хэллоуин, либо День Святого Валентина. А у нас вообще-то есть день влюбленных — ночь на Ивана Купала. Праздник, который наш. И когда я смотрю как люди друг друга поздравляют с Днем Святого Валентина, все думаю, а чо вы друг друга по-монгольски не поздравляете? Нет, я не против этого католического праздника, но только как можно не любить свое? Достоевский написал когда-то "Мы все время ноем о том, что нас не любят в Европе. Надо сначала самим научиться любить себя".

Сергей Леонидович, а какое у вас отношение к разного рода видам благотворительности? Все же сейчас так много разнообразных просьб помочь кому-то, фондов, медийных кампаний. И, продолжая вопрос воспитания детей, нужно ли в детях специально воспитывать чувство сопереживания, сострадания?

— Как воспитывать детей, я уже ответил. Говорить детям, мол, надо участвовать в благотворительности, не надо — дети не такие глупые, они сами это поймут и сообразят. Возить детей в онкоцентры или клинические больницы к больным сверстникам, как сейчас делают, тоже не благотворительность, а воспитание добра.

Я не участвую ни в одном фонде. Когда мы начинали с Диной и с Чулпан (Корзун и Хаматова соответственно — прим.ред.) делать фонд "Подари жизнь", который фондом не был и никак не назывался, то на самом деле мы просто собрались, чтобы купить РДКБ аппарат для переливания крови. Он стоил-то всего 200 тысяч, а его у российской больницы не было. Мы за один вечер в "Современнике" собрали 400 тысяч долларов — там врачи рыдали. И когда Дина и Чулпан стали делать фонд, я сказал, что в фонд не пойду, но помогать буду. Я так считаю: если ты идешь в какой-то фонд, ты должен уделять этому время, а если ты время не уделяешь, это уже не совсем честно. У меня есть свой собственный фонд. Я на съемках в Казахстане увидел девочку с синдромом Дауна и ее маму, узнал их судьбу и просто с ними дружу уже два года. Видел их всего раз, но это не важно. То им газ проведу, то отдыхать отправлю. Они мои.

И последний вопрос. Какая у вас самая свежая хорошая новость, Сергей Леонидович?

— Недавно дочь родила внука (смеется). Назвали Павлом.


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 18

Последние материалы:

Лариса Брохман: "От противного смеха Барта Симпсона очень болит горло"
Позитив
2140

Лариса Брохман: "От противного смеха Барта Симпсона очень болит горло"

Актриса озвучивания и дубляжа, голосом которой говорит Чебурашка и Элька, Симка, Крепыш и Свинка Пеппа, продолжила 20 фраз о своей жизни в Челябинске, работе врачом и знакомстве с Митяевым.

Дядя Саша с леденцами: "Я хоть и не ЖКХ, есть слова на букву “ха"
Позитив
3013

Дядя Саша с леденцами: "Я хоть и не ЖКХ, есть слова на букву “ха"

Самый известный торговец сахарными петухами — челябинский весельчак-частушечник дал блиц-интервью "Хорошим новостям".