Диалог 17 июня 2016

Руководитель музея ЧМК Сергей Лебедев: "Однажды приехали вооруженные люди, попытались увести у нас экспонаты... Сил не хватило!"

Руководитель музея ЧМК Сергей Лебедев: "Однажды приехали вооруженные люди, попытались увести у нас экспонаты... Сил не хватило!"
Позитив

В музее истории Челябинского металлургического комбината этих самых историй можно услышать — флешки на диктофоне не хватит. Ниточки завязаны на одном человеке, руководителе музея (от слов "хранитель" или "смотритель" он шутливо открещивается) Сергее Лебедеве. Человек молодой, заступил на службу на третьем десятке. И знает он о комбинате и Металлургическом районе, кажется, все. Интервью вышло обстоятельное, но сначала будет не лишним посмотреть, что из себя представляет музей, — рекомендуем.

Сергей ведет весь документооборот, весьма иронично и изощренно (многим бы поучиться) пиарит музей в соц.сетях и водит экскурсии. Наш разговор состоялся уже под вечер. Побеседовали про "ограбление века", романтичный полумрак, колпаки от самолетов Антонова и о школярах, у которых Сталин бомбил Хиросиму.

Доводилось ли вам проводить “музейную ночь” (когда гости приходят после полуночи)? А просто ночевать на работе?

— До и после полуночи засиживаться доводилось, но не в музее ЧМК, а на предыдущей работе — в корпоративной газете "Челябинский металлург", где я был корреспондентом, заместителем редактора. Сидели допоздна особенно по четвергам, в день сдачи номера в типографию. Усилия увенчались успехом — газету неоднократно признавали лучшим изданием металлургических предприятий страны на ежегодном отраслевом конкурсе "Металл-Экспо". Музей — совсем другое дело: структурное подразделение режимного объекта функционирует строго в определённое время. Могу задержаться на два часа после окончания рабочего дня — если предстоит, например, подготовка выставки или запись в фонд новоприбывших экспонатов. Но если попытаться остаться дольше — начнёт завывать сигнализация.

У музея недавно появилась собственная страница в социальных сетях. По ряду понятных причин, количество подписчиков пока что оставляет желать… Но вы, тем не менее, усиленно постите совершенно невероятный контент. Не опускаются ли руки работать для пары сотен человек?

— Иногда приходится проводить двухчасовую экскурсию для двух человек, и руки не опускаются. Количество посетителей на интернет-странице — вопрос времени. Музей не гоняется за "лайками": не тот уровень. Понимаю: одни воспринимают музей как хранилище истории, "боевой и трудовой славы", не больше, оттого не проявляют особого интереса, другим попросту нелюбопытны факты из жизни Челябинска и металлургического комбината. Сложно изменить стереотипы.

Современный музей должен быть информационным центром, поскольку только он может объяснять-отслеживать события или явления в ретроспективе. Находить основу-смысл каких-то проявлений современности, знать о корнях, об истоках. Учить, ориентировать и быть полномочным представителем своего предприятия. 

Сколько человек вообще работают в музее? Как у вас проходят корпоративы, например, новогодние?

— Музейный штат на сегодня составляет… одну единицу. На 600 квадратных метров экспозиционной площади! Архивная, фондовая, экскурсионная работа ведутся пока в одиночку. Говорю "пока", поскольку надеюсь, что, несмотря на "кризисы", вторая штатная единица будет возвращена. Конечно, за спиной — могучая сила — цехи челябинского металлургического комбината, всесторонняя поддержка. Музей ЧМК является подразделением Учебного центра. И задачи, и коллектив здесь серьёзны: инженеры производственного обучения, преподаватели заняты повышением квалификации тысяч металлургов, помогают им освоить новые профессии.

Посещение музея входит в учебную программу, и зачастую час экскурсии даёт человеку столько эксклюзивных знаний о комбинате, сколько он не получал за тридцать лет работы! А корпоративы проходят как в любом нормальном коллективе: в новый год, подводя итоги, собираемся за столом, но не в музее, а во дворце культуры металлургов. Специалисты нашего дворца — мастера организовывать и проводить мероприятия любого уровня — с песнями, танцами, конкурсами!.. Вот и реклама им!

На какой вопрос посетителей вы до сих пор не нашли ответа?

— Если у меня нет возможности ответить на вопрос в момент экскурсии, мы можем задержаться после и вместе проштудировать источники. Думаю, нет вопросов, которые можно оставить без ответа. Задача экскурсовода или руководителя музея, как и в журналистике, не "искать" ответы на вопросы посетителей, а подсказывать пути поиска-решения. Как в известной притче: дать человеку не рыбу, а удочку. 

Вы человек молодой, полный сил, но если потребуется готовить себе смену, есть ли у вас кандидатура или хотя бы примерный план действий?

— Есть на примере замечательные, ещё более молодые люди, которые физически и морально способны вести музейную работу. Конечно, вакансия сотрудника музея не для биржи труда — здесь подход должен быть чутким, более тонким.

Доводилось проводить экскурсии для первых лиц — президента, премьера, министров? Как это было?

— Оба президента России, сменявшие друг друга с начала 21 века, побывали на нашем предприятии, но в музей не заходили. У них другой распорядок дня, вряд ли они включали в программу наш "цех времени". Периодически бывают у нас зарубежные делегации — из Вьетнама, из Германии, из Китая… Потенциальные покупатели, партнёры. Приезжают столичные руководители. Из челябинских "випов" последним был давний мэр Вячеслав Тарасов, ему понравилось. Встречать гостей мы рады, но не менее приятно, когда в музее появляются свои, близкие во всех отношениях посетители — металлурги со званиями и без, местные краеведы. 

Недавно пришла женщина на экскурсию, и залилась слезами возле одного стенда: с фотографии глядел её отец, один из лучших сталеваров, трагически погибший вне комбината. Ей было слёзно и приятно, что память о нём хранится на ЧМК. Другой раз приходил инженер-приборостроитель, "встретил" здесь своих родных братьев — удивился. Люди узнают однокашников и дополняют-обогащают экспозицию и архивы воспоминаниями, фотографиями. 

Музей — как растущий снежный ком общих добрых впечатлений, переживаний. Несмотря на большие площади, в нём уютно, не отдаёт офисной казёнщиной. Экскурсии же для первых лиц государства по территории проводили, соответственно, первые лица предприятия.

Знакомые экскурсоводы из Сталинграда (Волгограда) жалуются, что старшеклассники совершенно не ориентируются в советском периоде истории. А история ЧМК, в общем, преимущественно укладывается как раз во временные рамки существования СССР. Ребята, которые к вам приходят, не утверждают, что Сталин бомбил Хиросиму? Поделитесь наблюдениями.

— Человек человеку рознь. Зависит тяга к знаниям от воспитания или генетики, рассуждать не берусь. Наш музей в первую очередь промышленный, производственный, а уж потом исторический и краеведческий. Здесь больше описаний действия, чем событий "всесоюзного" прошлого. Демонстрируются модели плавильных агрегатов, идёт рассказ о процессе производства стали. Для школьников экскурсии проходят в оптимизированном формате: труд сталевара сравнивается с работой повара — и корень у слов один! Даже известный всему металлургическому миру Герой труда Иван Панфиловский, работавший у нас, шутил: походы к приготовлению стали и борща — одинаковы.

Ребятам-посетителям совершенно "до лампочки" партийные съезды, нагромождения исторических фамилий и дат. Зато некоторые из юных посетителей показывают такие знания в металлургии, что впору записывать их в помощники! 

Конечно, во время экскурсии я "зондирую почву", задавая вопросы, касающиеся истории прошлого века. Ведь чтобы гордиться тем, что челябинская сталь была в гагаринском корабле "Восток-1" , нужно как минимум знать, кем был Юрий Гагарин. По первой специальности — металлургом-литейщиком, по второй, но главной — лётчиком-космонавтом! …К счастью, безнадёжных невежд в музей пока не заносило. Либо школьники корректно замалчивали свои "незнания". Были и курьёзы: спрашивали, есть ли в патефоне "вай-фай", но такое незнание простительно и легко исправимо.

Расскажите про прозрачные колпаки на ваших стендах, вы, вроде, упоминали, что они от самолетов. Откуда они взялись у вас?

— Колпаки для передвижных выставок были заказаны на челябинском заводе "Оргстекло" в девяностые годы, когда он ещё работал. Расплатились за них своим металлом, по бартеру, — трудно тогда было в стране с наличкой. На самом деле, стеклянные полусферы — иллюминаторы для самолёта Ан-24. Сейчас подобные можно заказать только из Екатеринбурга по довольно высокой цене.

А как вообще человеку "с улицы" попасть в музей? Что нужно сделать, сколько это стоит?

— Посещение музея бесплатное, но людям "с улицы" лучше объединяться в экскурсионные группы человек по двадцать. Удобно зрителям, и экскурсоводу радость. Для этого, в том числе, функционирует наше интернет-сообщество vk.com/metmz. Планируется, что формировать экскурсии мы сможем и там. Только предупреждаю: наш музей не строго развлекательный, отдохнуть в полной мере тут не получится — во время путешествия сквозь время и пространство придётся пошевелить мозгами.

Есть экспонат, который вы страстно хотели заполучить в экспозицию, но не сумели — он пропал, испортился и т.д.

— До сих пор страстно хочется "заполучить" образцы рельсов, которые лежат-ржавеют на плотине бывшего пруда "Коммунар" в районе Северо-Запада. Им прямая дорога в музей! Когда-то, в период работы дореволюционной мельничной плотины, они выполняли технологические функции: по рельсам ходила тележка, открывались шлюзы… Теперь старинные рельсы демидовских заводов уже никому не нужны, но представляют историческую ценность. Поскольку наш комбинат выпускает сегодня стометровые рельсы для скоростных магистралей, есть желание установить в экспозицию и их "прадедушек" — для сравнения. 

Бывает такое, что начинаете друзьям на каком-нибудь пикнике рассказывать о работе, и не можете остановиться? Или есть какое-то правило в вашей компании на этот счет?

— Будет надо — вспомню музейную работу и на пикнике. Не могу пройти мимо демонстрации явного незнания предмета: когда говорят, например, что ЧМК и "Мечел" одно и то же. Нет, комбинат входит в Группу "Мечел". Теперь только так! Или о другом — допустим, что новый трамвай, катающийся по нашему городу, "выпущен на заводе "Мерседес". На самом деле — в Усть-Катаве, в Челябинской области.

Случались под полутемными сводами музейных залов романтические истории? Может, приводили сюда невесту или кто-то из заводчан свадебную прогулку затевал?

— Полутёмные своды у нас — из-за высоких потолков и недостаточного освещения. Моя мечта — "перевести" музейный свет на диоды. Думаю, она осуществима. Пока же посетители — школьники и студенты — обнимаются по ходу экскурсии в "полутёмных" залах. Многие знакомятся и соединяются в пары именно на экскурсиях, на учёбе в нашем здании — это я как журналист узнаю. 

Но вся романтика металлургии — за высоким забором, на территории предприятия, где раскалённый металл, искры, пламя. Услышав про "невесту" вспомнил о другом: однажды фотограф комбинатской газеты Анатолий Донейко, теперь преподаватель фотоискусства в технологическом колледже ЮУрГУ, сделал на ЧМК фотосессию с девушкой в свадебном платье. Необычно получилось!

Согласны с утверждением, что вы — на пике карьеры? В том смысле, что вряд ли предусмотрено для руководителя музея какое-то повышение. Как вы к этому относитесь?

— Понятие "карьера" — относительное. Поэтому нормально отношусь.Продолжаю сотрудничать с газетой. Рассматривают разные варианты развития нашего музея, проекты. Пока свою миссию вижу в нынешней деятельности. Нужно популяризировать работу предприятия в тезисе "от ретроспективы — к перспективам"; показать-разъяснить нашим всезнающим школьникам, что экономическая основа страны формируется не на тусовках и не в больших магазинах, а на производствах, подобных нашему. Сегодня эти производства могут быть современными, интересными, стабильными. И бояться их — сидеть в плену глупых стереотипов.

Расскажите про свой первый день в музее.

— Возглавить музей ЧМК меня пригласили после семи лет работы в газете, хотя с экспозицией я познакомился в первый же год на комбинате. Меня музей поразил, немало тем для публикаций нашёл я здесь. К моменту старта в новой должности не раз обошёл ЧМК, все его двадцать квадратных километров, побывал во всех цехах, готовя материалы в газеты и журналы.

Прежде музеем 30 лет руководила Лариса Ярош, увлечённый человек, при ней музей обновился. Долго искала Лариса Петровна преемника: один "не был патриотом района металлургов", другой совершенно не желал разбираться в особенностях производства стали, третий не любил историю… 

В общем, так решили люди, так сложились звёзды, что с января 2015-го я оказался сотрудником музея. Через два дня провёл первую экскурсию для будущих металлургов из Южно-Уральского многопрофильно колледжа (бывшего металлургического техникума). Было страшно ещё и потому что экскурсию решил не зубрить, а провёл "по памяти". Только не так, как моя предшественница, а по-своему, добавляя фактов, почерпнутых в ходе газетной работы. Отлегло от сердца, когда ребята спросили: "А вы сколько лет работаете здесь!" Но разве скажу, что третий день?! Честно признался: "Семь лет уже… На комбинате".

Случались ли в истории музея ЧМК "похищения века"? Расскажите историю.

— Специальная аппаратура и люди следят за передвижениями экскурсантов по музею. Тем не менее, история с "похищением века" была, но завершилась хэппи-эндом. У нас есть музей под открытым небом перед проходной Доменная, действует он с 1994 года, а летом 2015-го комбинат провёл его большую реконструкцию. Представлены в нём натурные образцы продукции и оборудования. Оформлен он теперь в ярком стиле: вот куда свадьбы-то можно привозить — на улицу 2-ю Павелецкую! Ну и прежде на улице были выставлены образцы нержавеющей продукции — большие рулоны дорогущей стали. Бывшие работники музея вспоминали: однажды, когда на проходной дежурили ещё не охранники-профессионалы, а бабушки "божий одуванчик", к Доменной подкатил автокран-"воровайка". Вышли вооружённые люди и попытались сдвинуть стальные рулоны. Но оперативно унести их не смогли: погрузчик оказался слабоватым. Так и уехали ни с чем. Сейчас такой номер не пройдёт.


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 28

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1096

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.