Спецпроект 02 декабря 2015

Спецпроект “Часовой завод” — как делают часы для сверхзвуковых самолетов?

“Хорошие новости” ведут репортаж с челябинского завода “Молния”.
Спецпроект “Часовой завод” — как делают часы для сверхзвуковых самолетов?
Позитив

Начнем наш рассказ о часовом заводе “Молния” с небольшого незапланированного вступительного слова. Статья должна была выйти 24 ноября. Но из-за трагедии с СУ-24 “Хорошие новости” решили не публиковать материал об авиационных часах и женщинах, у которых над рабочим столом висят плакаты с “МиГами” и “СУшками”, о блестящих глазах работников часового завода, об их гордости за свой труд и за приборы, которые тикают в такт с сердцами российских военных пилотов. Приносим свои извинения за некоторую задержку и надеемся на ваше понимание.

Все картинки "кликабельные" — щелкайте по ним мышью, чтобы увеличить.

Начнем с конца

Давайте сразу взглянем на готовую продукцию, а уже потом спустимся в цеха. Основной “продукт” часового завода — АЧС-1, авиационные часы с секундомером. 

“Военные самолеты — бомбардировщики, истребители, штурмовики. Вертолеты. “Тополь-М”. Везде стоят наши часы”, — рассказывает наш провожатый, сотрудник “Молнии” Алина Полубояринова. И во всех кабинетах, цехах завода — тоже “везде стоят”. Главное украшение каждой стены, каждого стеллажа и стола это плакаты, вымпелы, масштабные модели военной техники. В общем, любить Родину здесь никого учить не надо, это понятно сразу. Это нечто значительно большее, чем неуклюжее словосочетание “корпоративная культура”.

Ответственный стрелочник

Экскурсия начинается с недавно перестроенной покрасочной линии. В самом кабинете ничего примечательного: комнатка примерно семь на семь, посередине стеклянная перегородка. Изумляет масштаб не помещения, а идущих в нем работ.

Слева: рабочее место мастера покраски. За этим столом расписывают стрелки и головки часов. Справа: в самом широком месте стрелка имеет толщину около 2 мм. Весь процесс окраски идет исключительно вручную.

Руками же наносят шкалу циферблата и заливают красной краской буквы на головках. Шариковую ручку мы поместили на фото для иллюстрации размеров этих изделий.

Слева: скучноватую обстановку несколько разбавляет портрет Виктора Цоя. Справа: будущие корпуса часов для военной техники.

Из чего же, из чего же…

Сегодня “Молния” загружена исключительно оборонным заказом, от гражданской продукции практически отказались. Некогда завод занимал целое здание, теперь — всего несколько кабинетов и производственных помещений. К часовщикам идем по длинному коридору, в нескольких комнатах шумят станки — здесь штампуют, фрезеруют, вырезают детали для часов.

Дядечка представляется “хозяином подвала”. Имя не называет. Интересуюсь у провожатого: что такое, под грифом “секретно” работаете? Оказывается, нет, официально работа завода государственной тайной больше не покрыта, хотя по старой памяти персонал блюдет режим секретности.

Все часовщики — женщины. У них острее зрение, лучше концентрация и внимание. Большая часть верстаков украшена, опять же, плакатами с боевой авиацией.

Главный праздник здесь — восьмое марта, но маникюр и макияж, говорят, помогает разнообразить и серые будни в белых халатах. Работе ногти нисколько не мешают.

Каждый часовщик отвечает за собственный этап работ — сборку, смазку, проверку хода, контроль качества. Обязанностями, бывает, меняются, но не часто.

Слева: линия на бумажной ленте демонстрирует ровность хода. Часы заводят, подносят к микрофону, механизм тикает и проверяется на точность. Справа: окончательную приемку проводит контроллер, который, в общем, и отвечает за качество готового продукта.

Слева: развлекает милых дам голосом Клавдии Шульженко старинный радиоприемник “Кварц”. Между прочим, гаджет тоже уральского производства — с Кыштымского радиозавода. Справа: розовая коробочка для изделия “оборонки” кажется каким-то невероятным китчем. “Почему так? Ну девушкам понравился розовый цвет, решили так оформить коробочки”. 

“Здесь все то же самое, только более секретное”, — то ли шутя, то ли серьезно сообщает Алина. Проходить и фотографировать нельзя.

С боем и без боя

Музей часового завода занимает пусть и небольшую площадь, но экспонатов в нем — сотни. Главным образом здесь собраны карманные часы, сувенирные. Правда, ничего не тикает, не звенит и не бьет, а то с ума можно было бы сойти.

Хотелось бы взглянуть на экскурсовода, который в курсе истории каждого экземпляра: где, когда и кому подарены, к чему приурочены…

Самое почетное место занимает витрина с военной продукцией и часами государственной важности (а рядом почему-то таксометры разных стран мира).

Слева направо: сувенирные настольные часы “с танковым механизмом”, часики из правительственного кабриолета ЗИС, прибор АЧС-1В с борта ракетного комплекса “Тополь-М”. 

В витринах серийные и коллекционные часики прошлых лет. В следующем году “Молния” планирует запустить новую гражданскую коллекцию, но цена будет, скорее всего, “премиумная” — несколько десятков тысяч рублей за единицу. Будут ли серийные экземпляры с Владимиром Путиным — неизвестно.

На “Молнию” периодически звонят граждане, которые хотят починить свои старые домашние часы. Им приходится отказывать, потому что ни оснастки, ни деталей на заводе уже нет. Земляки сокрушаются, мол: “Ну вот, мы же с ребенком тридцать лет назад по этим часам учились время определять!”

В музей часового завода можно попасть абсолютно беспрепятственно, но об экскурсии лучше договариваться заранее.

Время прощаться

Красивые, гордые, крылатые машины нового поколения будут оснащаться уже электронными часами. Хотя у механических есть уникальное свойство: они энергонезависимые и будут работать всегда, пока есть кто-то, кто крутит заводную головку. Старые-добрые АЧС-1 (и другие военные модели “Молнии”) в некотором количестве есть даже “на руках” у гражданских лиц: поговаривают, что они идеально встают вместо штатных приборов в “Жигулях”. 

В советские времена “Молния” выпускала сотни тысяч механизмов в год. Сейчас объемы гораздо скромнее. Но все мы видим, как взмывают ввысь истребители и штурмовики, а вместе с ними скромные помощники пилотов — челябинские часики. И провожая их глазами, следя за их успехами и неудачами на дальних рубежах, мы помним, что в деле защитников отечества всегда есть вклад наших земляков (и их наманикюренных пальчиков). А часы “Молнии”, пожалуй, можно считать самыми быстрыми в России, ведь они летают на сверхзвуковых скоростях.

Благодарим за экскурсию персонал и руководство часового завода "Молния".


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 33

Последние материалы:

ФОТОРЕП: Как устроен протезный завод в Челябинске и зачем предприятию стационар?
Позитив
1472

ФОТОРЕП: Как устроен протезный завод в Челябинске и зачем предприятию стационар?

Мы побывали на предприятии, благодаря которому тысячи людей начали передвигаться даже после самых чудовищных травм.

Спецпроект "ЛОТОС": как устроен стационар и зачем хирургам супер-лазер?
Позитив
3903

Спецпроект "ЛОТОС": как устроен стационар и зачем хирургам супер-лазер?

Оказывается, в Челябинске на вооружении врачей стоит новейший лазер, способный дробить даже "невидимые" камни в почках.

Только один день челябинцы смогут увидеть Porsche как у Хэнка Муди
Позитив
3493

Только один день челябинцы смогут увидеть Porsche как у Хэнка Муди

Раритетный спорткар и еще семь уникальных “немцев” выставил на публику анонимный коллекционер.

Спецпроект "ЛОТОС" — как устроена поликлиника XXI века?
Позитив
4084

Спецпроект "ЛОТОС" — как устроена поликлиника XXI века?

Эта здравница на Северо-Западе работает до 21:00 и может принять более 300 человек в день, а очередей здесь нет никогда.