Диалог

Дмитрий Мачихин: "Бытовой майнинг медленно становится невыгоден"

Дмитрий Мачихин: "Бытовой майнинг медленно становится невыгоден"

Не соврем, если скажем, что наш собеседник — один из самых компетентных экспертов мира в области криптовалют. Знакомьтесь, Дмитрий Мачихин. Он учился в Челябинске, здесь делал первые шаги в бизнесе и юриспруденции, играл в баскетбол, а потом закончил вуз и стал заниматься вещами, названия которых многим из нас покажутся какой-то абракадаброй: блокчейн, майнинг, сатоши, токены. Дмитрий является исполнительным директором международной криптовалютной платформы Midex (штаб-квартира в Гонконге), которая в данный момент тоже выпускает свою криптовалюту. Что это такое и почему через пару-тройку лет криптовалюта перестанет казаться чем-то волшебным и плотно войдет в жизнь людей, Дмитрий Мачихин рассказал в эксклюзивном интервью "Хорошим новостям". 

Дмитрий, давайте вот с чего начнем: помните день, когда вы осознали, что криптовалюты — это то самое дело, на которое стоит тратить время, деньги, энергию?

— Я помню даже первый день, когда я узнал про криптовалюту. Ощущение, что я сейчас про какую-то религию рассказываю (смеется). Так вот, биткоин пришел в годы 2010-11-е, когда я был студентом третьего курса. Самое неправильное, что я тогда сделал, — это не купил его. Тогда он ассоциировался с торговлей оружием, наркотиками, проституцией — всем самым плохим, что есть на свете. В принципе так и было: работали сервисы специальные, которые предоставляли такие услуги в обмен на биткоин. Но я начал интересоваться темой, прочитал несколько статей на английском, у меня в голове будто перемкнуло. 

К моменту, когда вы начали уже серьезно заниматься вопросом, у вас был какой-то профессиональный опыт, какая-то база? 

— До начала своей работы с криптовалютой, да и сейчас в общем-то, я занимался юридическим практикой. Сначала гражданско-правовой, работал юристом в частных фирмах, потом в страховой сфере. Плюс за границей поработал. На момент узнавания блокчейна и криптовалют, я был партнером крупной юридической компании. 

Для большинства обывателей криптовалюта ассоциируется вот с чем: купил ферму, начал майнить, но ведь этим вопрос криптовалют не исчерпывается. Чем еще человек может заниматься, кроме как майнить биткоины?

— Почему-то всегда именно из Челябинска меня спрашивают про майнинг: "А что выгодно?", "А не рухнет?". Я говорю: "Ребята, я этим никогда не занимался". Вообще в майнинг не особо верю, хотя знаю, что он приносит прибыль, мои знакомые вкладывают туда миллионы долларов. Но есть мое, есть не мое. Например, ферма по производству баранины тоже рентабельна, но люди же не бегают, не спрашивают: "А выгодно?" Это дело серьезное, такая же отдельная индустрия. Майнить можно сто разных криптовалют (их больше 1000, но майнить можно не все), не только биткоин, последний, кстати — не самое перспективное направление для майнинга. 

А что делать с криптовалютой, как ее использовать? 

— Всем могу сказать, если кто-то хочет попробовать, но есть сомнения, нужно зарегистрироваться на бирже, купить валюту: биткоин, биткоин кэш, рипл сейчас хорошо идет. Сказал рипл, сразу хочется зайти посмотреть курс. Уже тик такой. Посмотрел — все в порядке. То есть, нужно что-то купить, совершить первый шаг. Точка входа в майнинг уже довольно высокая. Раньше она была до смешного низкой, люди майнили на работе и неплохо зарабатывали. Но скажу: комиссии постоянно снижаются и бытовой майнинг медленно становится невыгоден, промышленный по-прежнему выгоден. Поэтому точкой входа в криптовалюты на майнинг не супер выгодно. Надо купить первый сатоши (это 1/100 000 000 биткоина), посмотреть, как он будет расти, падать, как работает рынок. Если сумма более внушительна и есть желание сделать инвестицию, можно найти наиболее подходящий формат или сервис онлайн (такие уже существуют, они легализованы) и вложить деньги. 

То есть по сути похоже на обращение с деньгами на Форексе?

— Она похожа в операционном плане, но не похожа в системе безопасности, управления и в плане доходов. В Форекс я вообще не верю, никогда этим не занимался и интуитивно против него. То, как работает Форекс, это какие-то манипуляции, мало прогнозируемые операции. 

Несмотря на то, что в массовом сознании криптовалюта — больше не средство, которым пользуются торговцы донорскими органами, на государственном уровне она всё равно воспринимается, как нечто полулегальное. Как думаете, будет ли осуществляться государственный контроль за криптовалютой, в частности в России? 

— Для меня тревожным сигналом было предписание налоговой службы о сборе информации обо всех пользователях, которые привязывают личные карты к биржам. Я понял еще летом, что налогообложение будет и будет строго отслеживаться. Насчет жестких мер регуляции — не думаю. Это было бы слишком очевидно неправильно запрещать, прекращать. К июлю правительство обещает какой-то документ подготовить, но я больше чем уверен, что документ не будет обладать исполнительными характеристиками. Россия не может себе этого позволить. А вообще, у меня такие интересные эмоции сейчас: раньше я с юмором к этому относился. Потом с негативом, а сейчас мне жалко, что пытаются регулировать, потому что я вижу, как они стараются, и ничего у них не получается. 

 

Не знают, что с этим делать?

— Буквально вчера с коллегой пытались разложить все на составляющие, это невозможно регулировать, замкнутый круг какой-то. Можно максимум какие-то рамочные вещи установить. Вся проблема в блокчейне. Даже если браться за интернет: в нем все намного проще. Представляете, интернет проще регулировать чем криптовалюты!

То есть, идея о создании новой национальной криптовавалюты не имеет под собой оснований?

— Если у нее будет единый центр, в ней теряется смысл. Может быть вариант перехода всех государств на криптовалюту, тогда у России появится крипторубль. Но полный запрет использования биткоина в противовес крипторублю – это абсурд.

Значит, теоретически вы допускаете, что через какое-то время мир полностью перейдет на криптовалюты?

— Да, конечно. Сначала были металлические деньги. Потом бумажные, потом цифровые, после них электронно-цифровые, не что иное как запись, но все же с единым центром, с управлением. Сейчас мы имеем криптовалюту, еще более совершенную. Допускаю, что придет следующий этап, более современный. 

А есть уже примеры реализации крупных промышленных объектов, финансирование которых осуществлялось только криптовалютой? 

— Есть такой метод привлечения финансирования ICO, более технологичный, чем IPO и менее регулируемый. Посредством такого способа привлечения денег, точнее не денег, а криптовалют, можно сказать это криптовалютный краундфандинг. По методу ICO несколько производств привлекли финансирование. 

Можно ли выделить государство, где криптовалюта имеет массовое хождение. Причем не среди специалистов, а среди широких масс, народа?

— Правильное вы сделали замечание насчет специалистов, по вопросу кадров Россия входит в топ-3 по миру, а что касается массового расхождения — Россия нет, конечно. Народ совершенно не осведомлен, и это проблема. Государство помогает не распространять тему, хотя это помогло бы выйти на другой уровень, в основном за счет кадров. Сейчас мы в ситуации, когда международные компании беспощадно дергают разработчиков и прочих специалистов. Очень популярна тема на Украине, а по поводу массовости и распространения, это, конечно, Япония — №1.

То есть, там уже есть магазины, где можно расплатиться биткоином?

— Ну, конечно. В Японии можно все. Более того, там криптовалюты налогооблагаемы. Это понятная политика и практика. 

 

Вы еще занимались вопросами искусственного интеллекта, направлением, которое тоже идет в авангарде человеческой мысли. Хотя бы приблизительно, как это изменит жизнь простого человека лет через пять, обитателя Челябинска, например?

— Обитатель Челябинска может через 5-6 лет даже не заметить, что что-то произошло. Большинство процессов осуществляются и будут осуществляться при помощи нейросетей, обработки бигдаты, блокчейн, искусственный интеллект — вот четыре якоря. Сюда, конечно, можно добавить робототехнику, остановимся на четырех, на которых держится развитие. Через пять лет изменятся многие привычные процессы: банк, страхование, медицина. Это сейчас внедряется везде, может быть, не такими темпами, как хотелось, но в тех же Штатах и Японии темпы применения этих технологий ошеломляют. Я был на конференциях в Европе по блокчейну и искусственному интеллекту, поэтому понимаю, как это внедряется, так что рядовой житель Челябинска может действительно не ощутить изменений. Так же, как не заметили, что интернет стал нормой, не заметили, что мы держим телефон в руках и не выпускаем его. Это произошло очень органично, так же будет с нейросетями, искусственным интеллектом, блокчейном и бигдатой. 

Над чем работаете на данный момент?

— Не так давно я возглавил международный проект Midex. Это финаносовая платформа, реализующая различного рода сервисы, с применением технологии блокчейн. Рынок криптовалют нуждается в таких проектах, и мы стараемся реализовать потребности. Первый запущенный сервис Midex- криптовалютная биржа. Далее будут запущены сервиса бэнкинга, пирингового кредитования и управления активами. C появлением всех сервисов на платформе, можно будет говорить о создании настоящего "криптобанка". 

Над проектом трудятся профессиональные разработчики из разных стран. Сейчас мы находимся в стадии выпуска собственного токена- MDX, и предлагаем всем желающим протестировать нашу биржу, доступ к которой уже открыт на сайте. К слову, это законно.

Ну и последний вопрос, его меня попросили задать ребята, которые занимаются бытовым майнингом. Он очень прямой. Скажите, биткоин не рухнет? 

Сказать, что биткоин рухнет я просто не могу, зная объем рынка. Это как сказать, что Apple рухнет. Это же не пирамида. Здесь нет центра, но да, есть крупняк. Если крупняк договорится, можно обрушить. Но опять же — не до нуля, а для того, чтобы перезапустить заново и заработать больше. Пока жив интерес, а он сейчас не реализован даже на 10%, курс будет расти, все будет работать, не переживайте. 

Читайте также: Минюст зарегистрировал в Челябинске Центр изучения и развития криптовалют

Похожие новости:

Читайте также: