Диалог

«Я рада, что выросла в детдоме»: социальная сирота из Челябинска рассказала, как шла к мечте и смогла открыть собственную ветклинику

Прослушать статью
«Я рада, что выросла в детдоме»: социальная сирота из Челябинска рассказала, как шла к мечте и смогла открыть собственную ветклинику

Выпускница челябинского детского дома №6 Изольда Зубарева открыла свою ветеринарную клинику. Она с детства мечтала стать ветеринаром и всеми силами двигалась к своей цели. Сейчас у неё есть диплом ветврача и большой опыт работы в сфере медицины: Изольда спасала не только собак с кошками, но и людей, работая санитаром скорой помощи и младшей медсестрой кардиореанимации.

Изольда Зубарева, 37 лет, выпускница Детского дома №6.
Изольда Зубарева, 37 лет, выпускница Детского дома №6.

Тем не менее, клеймо «ребенка из детского дома» преследует Изольду всю жизнь, хотя она говорит, что если бы росла с биологическими родителями, то ни о какой мечте не могло быть и речи. Они оставили ее в роддоме, пили и не планировали заниматься ребенком. 

О том, как детдомовская жизнь отразилась на судьбе Изольды и почему после выпуска она год ходила к психологу, женщина рассказала в интервью «Хорошим новостям». 

Изольда, вы выросли в детском доме. Некоторые считают, что жизнь в таких местах похожа на фильм ужаса. Это правда?

— Я выросла в детском доме №6, сейчас он называется центр «Надежда». Выпускалась в 1999 году. Это был лучший детский дом Челябинска, мы жили в комнатах по несколько человек, у каждой группы имелся свой зал, где мы обедали и занимались, туалет, душ. Помимо помещений группы в детдоме был бассеен, зимний сад, здание окружала большая территория для прогулок. Мы ходили в общеобразовательную школу и учились с обычными «домашними» детьми. Так что, до фильма ужаса было далеко, разве что мы сами куролесили.

Много хулиганили? 

— Бывало. Обменивала тетради, которые мне выдавали для учебы, на всякую ерунду. Не делали уроки. Однажды одноклассник подарил нам хомяков, и мы их носили в карманах. Иногда идешь, в кармане — ручка и хомяк. В итоге, хомяк ручку сгрызает, стержень протекает, штаны и хомяк в чернилах. Красота. Мы с этими хомяками и на уроки ходили, и в детдом пронесли. Сначала скрывали их от воспитателей, но потом все раскрылось и нам разрешили их оставить, даже клетки купили. Всей группой за ними ухаживали, они периодически сбегали, и мы их ловили. Мальчиков называли Хома, а девочек Мыши. Так как, хомяков со временем стало много, а фантазией мы не блистали, хомяков называли просто: Хома Один, Хома Два, Хома Три и т.д. 

Изольда с детства мечтала стать ветеринаром, а год назад смогла открыть собственную ветклинику
Изольда с детства мечтала стать ветеринаром, а год назад смогла открыть собственную ветклинику

Вы помните своих родителей? Свою маму? 

— Сколько себя помню, я всегда была в детском доме. И так как мама меня не навещала, я её не помню. 

И вы так ни разу не видели своих родителей? 

— Видела. И общалась. И даже была на похоронах мамы. Когда мне было 27, я наняла детектива. Он являлся действующим оперуполномоченным, у него был доступ к разным базам. Благодаря ему я нашла свою семью, они живут в Кунашакском районе. Моя мама из Узбекистана, у меня есть трое сестер и брат. Но мама не занималась ими, она выбрала путь вечной молодости и пьянства. Поэтому моих братьев и сестер воспитала бабушка. Бабушка знала, что я живу в детском доме, но взять меня к себе не могла — слишком сложно вытянуть всех. Моим сестрам она говорила, что я найдусь и тогда меня нужно будет принять. Так и произошло. Мы разные, у них своя деревенская жизнь, у меня своя — в городе, но сейчас я стараюсь поддерживать с ними связь. 

Изольда смогла найти свою настоящую семью и поддерживает с ними связь
Изольда смогла найти свою настоящую семью и поддерживает с ними связь

Вы говорите, что с детства мечтали стать ветеринаром. Был какой-то случай, который вас к этому подтолкнул? 

— Нет, эта мечта появилась очень рано. Года в четыре я уже всем говорила, что хочу стать «ветераном». Потом подросла и поняла, что все-таки я хочу стать «ветеринаром». (смеется)О моей мечте знали все воспитатели, и когда я училась в средней школе, директор детского дома даже собаку мне подарил. 

Вам разрешали держать собаку? 

— Да, разрешали. У некоторых ребят были свои кошки. Сейчас с этим строже, но тогда у многих детей имелись собственные животные. 

И как звали вашу первую собаку? 

— Дези. Она была эрдельтерьером, как собака из фильма «Приключения Электроника». Дези жила со мной, спала у кровати, я её выгуливала ежедневно, сама вычесывала, стригла, кормила. Выделялись деньги на её содержание. Она был уже взрослой, ей было больше 10 лет. Через год, к сожалению, она умер от чумки. 

Пациент Изольды - хаски Фаер
Пациент Изольды - хаски Фаер

Воспитатели поддерживали вашу идею стать ветеринаром? Или наоборот, отговаривали. 

— Чтобы стать ветеринаром, нужно иметь высшее образование. И 20 лет назад никто не знал, как сиротам подавать документы, как поступать в вуз, как договариваться. Не было упорядоченной системы. И поэтому воспитатели разделились на две группы — одни говорили, что я не смогу поступить, мол, это невозможно. Дескать, туда поступают только самые умные дети, и те — раза с пятого. Другие говорили: «Дерзай, ты сможешь». Но что делать конкретно, не знал никто. 

Но вы все-таки поступили. Как это произошло? 

— Помню, боялась ехать в Троицк, и со мной отправилась воспитательница Елена Григорьевна — вместе мы подали документы на поступление. Я как сирота поступала вне конкурса. Для этого мне было достаточно сдать экзамены на тройки. Сейчас я уже понимаю, что у сирот возможностей больше, чем у некоторых «домашних» детей. Существует много льгот и поддерживающих программ. Я жила на стипендию в общежитии. 

Нравилось учиться? 

— Нет. После третьего курса я отчислилась, так как разочаровалась в профессии. Думала, нас будут учить лечить собак и кошек, но общие предметы сводились в основном к лечению сельскохозяйственных животных, а я не представляла, как подступиться к корове. Другое дело, что именно благодаря студентам-ветеринарам в Троицке не должно быть проблем с бездомными собаками и кошками. 

Все потому, что студенты во время учебы начинают отлавливать бездомных животных для проведения операций, тренируясь проводить кастрацию и стерилизацию. Я стерилизовала кошек прямо в общежитии. Покупала скальпель, нити, шприцы, все обрабатывала, делали анестезию и стерилизовала. 

Расскажите, как же вы получили в диплом ветврача, если отчислились? 

— Через 15 лет я восстановилась в вузе, и меня зачислили на заочку на последний семестр. За три месяца я сдала все экзамены за все курсы. К тому времени у меня уже был опыт работы в ветеринарии, я успела поработать на скорой, и я справилась. Но долгое время после этого я пребывала в шоке. До конца не верилось, что мне все-таки удалось получить специальность спустя столько времени. 

Изольда успела поработать на скорой санитаром 

Есть мнение, что далеко не все выпускники детдома могут найти себя в жизни. Не всем удается социализироваться. Почему это происходит? 

Когда ребенок выпускается из детдома, он выходит в мир с чувством «Мы детдомовские, нам все должны. Ведь мы выросли без родителей, и мы несчастные. Нам все обязаны помогать». Мы очень жалеем себя и не хотим двигаться, что-то делать, прилагать усилия. 

У вас была такая проблема? 

— Конечно, как и у всех выпускников. Когда я вышла, я не могла общаться с другими людьми для решений каких-либо вопросов, проблем. Я вообще не умела решать проблемы. Как только возникал какой-нибудь неудобный момент, я просто сбегала, пряталась или пыталась переложить решение проблемы на плечи другого человека. 

Имелись ещё какие-то трудности? 

— Их было много. Например, я абсолютно не умела готовить себе еду и, что важнее, распоряжаться своими финансами. Работала всегда хорошо, на меня никто никогда не жаловался. Но вот что делать с зарплатой, я не понимала.

 Например, как-то я взяла все деньги и купила себе холодильник в общежитие, даже не задумавшись, что я буду класть в этот холодильник и на что буду покупать еду. Тогда меня выручила соседка, она меня кормила целый месяц. 

Мне было сложно научиться грамотно тратить деньги. Из-за этого и из-за неумения готовить я не знала, что мне покупать, что такое «продуктовая корзина» и так далее. Ведь, в детском доме для нас всегда готовили повара, я не знала рецептов даже самых простых блюд. Помню, как ходила по рынку и не понимала, что нужно купить и поэтому тратила деньги на всякую ненужную дребедень. А потом у всех занимала денег. Спасало меня то, что я умела работать. Иногда знакомые и друзья меня брали в сад, где я помогала на участке и со мной расплачивались картошкой и морковью. 

Много времени ушло на социализацию? 

— Много, в 1999 году я выпустилась и эти проблемы оставались со мной ещё лет десять. Я как будто по кругу ходила, а проблема подкреплялась к тому же жалостью к себе. Но у меня были отличные друзья. Однажды они мне сказали: «Изольда, если ты попала в детский дом, это не значит, что все плохо. Это значит, что у тебя есть шанс жить по-другому, не как твои родители». Эта фраза зацепила меня. Понимая, что сама я не справляюсь, я пошла к психологу. 

И долго посещали специалиста? 

Около года. Вместе с психологом мы достали из меня все детское зло, все мысли о том, что я бедная и несчастная. И я не жалею, что пошла к специалисту за помощью. 

Терапия мне очень помогла. Я начала понимать реальное положение дел, боролась со своими страхами, неуверенностью в себе. Мне этого не хватало. Сейчас в центрах для детей без родителей везде работают психологи, и это здорово. Может быть, они помогут детям проще пройти этот этап социализации после выпуска. 

Вы общаетесь с ребятами, с которыми были в детском доме? 

— Нет. Некоторые из них смогли социализироваться, найти работу по душе, завести семью, они ездят в рубашках на красивых машинах и прекрасно научились решать проблемы. Но в то же время многие так и не смогли адаптироваться. Вторая группа выпускников обходится базовыми потребностями пирамиды Маслоу, и живут они ностальгией по тем временам, когда были в детдоме. Я общалась с ними какое-то время, но они меня неоднократно подводили, когда я пыталась их выручить. У меня много друзей, подруг, без которых я бы сама не выкарабкалась. В конце концов, благодаря своим подругам я смогла открыть свою ветклинику. С ними мы разбирались, что лучше открыть — ИП или ООО, изучали другие тонкости бизнеса, и именно подруги вложили в мой бизнес средства. Я им очень благодарна за помощь. На покупку базового оборудования и медикаментов ушло около 900 тысяч рублей. После года работы мы наконец вышли на стабильность, у нас появилась клиентская база, люди часто звонят для консультаций. Сменщика у меня нет, и я работаю без выходных. 

А у вас есть дети? Муж? 

— Был, но мы в разводе. У меня есть и сын, ему сейчас 10 лет, его зовут Игнат. Но по решению суда он живет с мужем. Суд решил, что отец лучше обеспечит и воспитает ребенка. Тем не менее, мы с сыном постоянно общаемся, я выплачиваю алименты на него. 

Грустно наверное возвращаться после работы в пустую квартиру.. 

— Почему же, дома меня ждут мои питомцы. Их четыре: кошка с котом, Алиса и Коля, и собаки — Ричард и Дези. Да, свою новую собака я назвала в память о своей первом псе.

Читайте также: Воспитатель в детском доме: «Мы не разрешаем детям называть нас “мамами”»

Похожие новости:

Читайте также: