Диалог 29 марта 2016

Издатель Марина Волкова: "Однажды я дала себе слово, что у меня дома не будет ни одной книги"

Издатель Марина Волкова: "Однажды я дала себе слово, что у меня дома не будет ни одной книги"
Позитив

Корифей издательского дела в Челябинске рассказала, как бросила арбитраж и политтехнологии, придумала рифму к слову "лужи" и "обвинила" уральских поэтов в брутальности.

Наконец-то "Хорошие новости" добрались до Марины Волковой — женщины удивительной судьбы и матери челябинского книгоиздания. Заручившись ее волевым "готова", мы стали произносить одну фразу за другой — Марина Владимировна должна была их продолжить. В итоге (кто бы сомневался) у нас набрался добрый десяток историй о книжном дефиците Челябинска советских лет, "ангельских" темах в творчестве уральских поэтов, родителях, детях, жизни и смерти.

Вашему вниманию — интервью "накоротке" с Мариной Волковой.

В советские годы в Челябинске самым желанным книжным дефицитом для меня был| Станислав Лем — польский фантаст, автор "Суммы технологий". Все остальное можно было достать, поскольку муж у меня делал первый кооператив в Челябинске "Книголюб" и книги у нас всегда были.  

В школьную программу я бы непременно добавила| Сергея Тимофеевича Аксакова "Детские годы Багрова-внука"

Самая первая книга, которую мы издали в Челябинске, оказалась| не на полках книжных магазинов, а на витринах всех "Роспечатей". Она называлась "Как взять деньги на квартиру", вышла тиражом в тысячу экземпляров и разошлась буквально за месяц. Это был вроде бы 2006 год, а может быть и 2005.

Я не смогла дочитать| очень много книг. Жизнь коротка, а в мире много хороших книг, поэтому я считаю, что тратить время на плохие не надо.

Самое странное, что нам предлагали издать| это, пожалуй, книга о бумажных солдатиках и бумажном оружии. Кстати, это очень хорошая идея, но совершенно не мой профиль. Евгений Валякин — автор — живет, вроде бы, в Миасском и очень увлекается чертежами и всем, что можно сделать из бумаги, разрезать и склеить: солдатиками, танками, оружием. Я его очень уважаю, но профиль да, профиль не наш.

Приятнее всего было издать| книгу Виталия Кальпиди "Избранное". Это уникальная книга — предмет материальной культуры. Вряд ли ее кто-то когда-нибудь повторит, в том числе и мы.

Уральские поэты отличаются от всех остальных| самим образом поэта: это не поэт-алкаш, не поэт-гуляка, это художник, творец, умеющий себя организовать. Поэты Уральской поэтической школы внутренне собраны и брутальны. Они отличаются энергетикой текстов — их строки очень энергоемки и мощны. Набором тем отличаются тоже. Например, две из них это "построение Бога" и "ангелы". Поэты в нашем — так уж случилось — атеистическом месте, месте молодом, занимаются построением Бога даже в его отсутствие. Ангелы так или иначе присутствуют в большинстве стихов.

Рифму к слову "Лужи"| я могу подобрать разве что в качестве тренировки стихосложения, игры. Ну, скажем, "уже", "хуже". Но это совершенно не поэзия. Поэзия — это не главным образом рифмованные строки, я говорю вам это категорически (смеется). Между подбором рифмы к слову "лужи" и поэзией разница очень большая.

Люди мало читают, потому что| не понимают, что жизнь коротка и скоро наступит смерть. Как говорит Кальпиди — когда мы читаем, мы бессмертны. Нет, чтение это не рецепт долголетия, но… бесконечного продления себя во времени. Расширение себя в пространстве, если хотите.

В интернете я| работаю. Для меня это такое же средство связи с внешним миром, как, например, телефон или личное общение. Хотя последнее для меня крайне приятно.

Библиотекам не хватает| людей-библиотекарей, любящих чтение и книги и что-то понимающих в литературе. Это самый большой дефицит.

Однажды я дала себе слово| что у меня дома не будет ни одной книги. Это было десять лет назад, когда я переехала в новую квартиру, а в старой, у мамы, осталась великолепнейшая библиотека, где собрана практически вся классическая русская литература, очень много зарубежной классики. Без книжных полок я смогла прожить около года, потому что книги размножаются, как тараканы, к сожалению. И сейчас — так как я люблю простор — книги, которых великое множество, стоят на низких полках. Время от времени я дарю их какой-нибудь библиотеке или друзьям, но они размножаются снова.   

Я бы посоветовала взрослым людям читать своим детям книжку| Николая Петровича Шилова "Если хочешь быть счастливым". С детьми вообще надо читать, а Шилова — особенно. Это наш челябинский писатель, которого наизусть знают дети, но совершенно не знают родители, особенно те, кто был ребенком во время перестройки. Они вот сейчас выросли — кстати, абсолютно не читающими — и своих детей повели в школу. У нас сейчас идет неделя Шилова, и мы все усилия направили на родителей детей начальной школы.

Открыть свое издательство я решила, потому что| продавать нефть легко, а вы попробуйте заработать денег в бизнесе, который и бизнесом назвать сложно. Вы попробуйте книжки делать, слабо? По крайней мере, я так всегда отвечала на этот вопрос.

Список профессий, которыми я занималась| очень большой. У меня три высших образования. Я была педагогом: в начальной школе, в вузе, в училище. Я была арбитражным управляющим. Я психолог по работе с одаренными детьми. Я экономист по машиностроению, у меня был и сейчас есть небольшой бизнес по металлообработке. Я консультант, менеджер по качеству. Я политтехнолог, делала документальные и рекламные фильмы. Много всего, но самое странное, трудное и интересное в этом ряду — издательство.

В моем издательстве работает| официально только Волкова Марина Владимировна. Хотя есть и заместитель, и дизайнер-художник. А вообще, не по штатному расписанию, а по долгу, со мной работают тысячи людей по всей России и за ее пределами — в Белоруссии. Это команда, которая понимает, что без чтения и без книг Россия никуда не пойдет. Команда, которой я бесконечно благодарна. Страна-то на них держится, а не на нефти или политике. Эти люди — писатели, издатели, единомышленники — делают то, что делать нужно именно сейчас и именно в России. 


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 22

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
971

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"
Позитив
8455

Дмитрий Фрид: "Я сравнил свои гонорары и гонорары Хью Гранта — нет, мы совершенно не похожи"

Звезда сериала "Анна-Детективъ" на канале ТВ-3 рассказал о тайнах и преступлениях города Затонска, своих переживаниях и лучшей эпохе в России — второй половине XIX века.