Диалог 09 апреля 2015

Депутат Госдумы Владимир Бурматов: "Мне интересны многомерные процессы"

Молодой политик рассказал "Хорошим Новостям" о девушках, работе и семейных традициях.
Депутат Госдумы  Владимир Бурматов: "Мне интересны многомерные процессы"
Позитив

Его считают молодым политиком, и он с этим согласен, правда, не из-за возраста, а из-за опыта. Владимир Бурматов с челябинского поста руководителя "Молодой гвардии" вырвался в Москву достаточно неожиданно и, как будто, там всегда и был. В 2011 году он настолько органично вписался в деятельность Государственной Думы РФ, что уже сложно представить его вне этого поля деятельности. При этом Челябинск для парламентария остается родным домом, где тоже есть свои проблемы, которые нужно решать.

- Владимир, вы родились в семье, далекой от политики. Как могла бы сложиться ваша жизнь?

- По-разному могла сложиться на самом деле. В детстве у меня не было другой траектории кроме как идти в музыкальную школу, причем уроков в музыкальной школе всегда было больше, чем в обычной школе. Когда оба родителя имеют консерваторское образование и оба работают в музыкальной школе, у тебя вариантов не остается. Но я судьбе за это скорее благодарен, потому что это не самое плохое времяпрепровождение, которое можно себе представить. На практике потом мне это особо не пригождалось никогда, кроме как в старших классах школы и в университете: я хорошо играл на гитаре и иногда пользовался незаслуженной популярностью у девушек. С того времени я не садился за инструмент, но у меня осталась любовь к классической музыке. Мне нравится Моцарт, и я готов его слушать не просто часами, а днями: в машине, в кабинете, и он мне не надоедает.

- Вы сказали про девушек, музыка помогла вам с супругой познакомиться?

- Нет, там была совсем другая история. Мы с моей будущей женой учились на одном курсе аспирантуры. В итоге я доучился, а вот она - нет, потому что ушла в декрет. Можно сказать, я сломал ее научную карьеру.

-Вы как-то говорили, что не отмечаете 14 февраля, значит у вас в семье есть другие традиции?

- Я не очень понимаю смысл праздника 14 февраля, считаю его странным: тех, кого ты любишь надо любить каждый день, а не раз в году. Что касается традиций семейных, то они у нас больше повседневные, которые я перенес их из своей семьи, перенял от родителей. У нас всегда была традиция общения с отцом, мы много гуляли, еще когда жили в Южноуральске. Там ходить-то особо некуда, но мы находили возможности. Это было бесценное время общения, хотя он был весьма занятой человек. Сейчас в редкие свои моменты нахождения дома, я тоже стараюсь как можно больше общаться с сыном. За последнюю неделю я побывал в пяти городах и всего сутки провел дома, и это время я посвятил своей семье. Дочка Софья еще маленькая, ей 9 месяцев, с ней больше возится жена, а сын уже взрослый, ему 10 лет, мы стараемся свободное время проводить с ним.

- Еще о традициях, знаю, что вы до сих пор храните пионерский галстук, зачем?

Он лежит где-то у моих родителей. Я противник того, чтобы плевать в историю своей страны, потому что она обязательно плюнет на тебя в будущем. Я уважительно отношусь к прошлому России. Я был последним пионером Союза. Причем приняли туда меня не сразу, потому что я не очень хорошо учился в начальной школе, а после нас уже никого не принимали.

- Расскажите, как появление детей повлияло на вас?

- Для мужчины, ставшего отцом однозначно мир никогда уже не будет прежним, дети добавляют ответственности. Но вот почему-то появление второго ребенка на меня повлияло даже сильнее, чем появление первого. Я не ожидал этого. Видимо, чем позже, тем серьезнее к этому относишься. Я никогда не думал, что появление девочки в семье так меняет ситуацию для отца, это совершенно новая Вселенная. Для меня это стало настоящим откровением, я не устаю на нее любоваться. Для мужчины дочь – это, может быть, даже еще серьезней, чем сын.

- Сын уже достаточно взрослый, вы прислушиваетесь к его мнению?

- Я с сыном всегда советуюсь, когда уезжаю – оставляю его за старшего, так делал мой отец. Он взрослый с самого начала, это вообще судьба старших детей. Я стараюсь приучать его к ответственности за свои поступки.

- Учителя в школе боятся такого родителя, как вы?

- Далеко не все учителя знают, кто родители Влада, отношение к нему, как ко всем. Он получает разные оценки, но в целом учится хорошо, побеждает в олимпиадах, второй класс закончил с похвальным листом, у него не было ни одной четверки. Показывает способности и в спорте, сейчас успешно занимается дзюдо. Но я его настраиваю на то, что все главные достижения и вызовы у него еще впереди. Не даю ему зазнаваться, останавливаться на достигнутом, стараюсь держать в тонусе. Хотя иногда это тяжело делать, хочется просто посидеть и погордиться сыном.

- Для многих дети дают толчок в карьере, у вас было так?

- На карьеру рождение детей не повлияло никак, я старался всегда разделять семью и работу, не жертвовать одним в угоду другого. Тем не менее, когда сыну было три года, я уехал в Москву работать. Это было сильное решение. Семью туда перевести я еще не мог. Если бы я не согласился, то все бы пошло совсем по-другому. Это было рискованно, я оставил работу в челябинском вузе, работу в партии. За первый год такой работы у меня было больше ста авиаперелетов. Я каждую неделю на все без исключения выходные летал домой в Челябинск, чтобы проводить время с семьей. Через год я перевез семью в Москву.

 - Какие трудности были в первое время в Москве?

- Кроме трудностей там особо ничего и не было. Это была новая работа, новые условия жизни, новые люди. Первое время я вообще в гостинице жил. Потом снял квартиру, сначала одну, потом другую. Это время было серьезным вызовом. Ошибившись раз, можно было ошибиться навсегда. Я курировал региональную политику "Молодой Гвардии", у меня было больше 80 региональных отделений в подчинении, это большая нагрузка.

- Вы до сих пор не носите значок депутата. Но бывали такие случаи, когда вынуждены были доставать корочку?

- Да, значок я не ношу, и корочку я достаю нечасто, кроме тех случаев, когда она нужна, чтобы пройти пункт ФСО на входе в Думу. Обычно использую её в тех случаях, когда ситуация касается не меня лично, а тех, которые ко мне обращаются по какой-то проблеме, когда надо оперативно решать вопросы моих избирателей. Большая часть моей работы – это правозащитная деятельность. Чаще всего хватает просто поднять телефонную трубку, чтобы начало что-то двигаться. А ситуации бывают разные: начиная от невыплаты зарплат, заканчивая незаконными увольнениями и отчислениями.

- Во сколько начинается ваш рабочий день?

- Сейчас начинается стабильно в пять утра. Раньше мог позволить себе вставать еще раньше, но возраст берет свое. Раньше я мог не спать двое суток и нормально себя чувствовать. Заканчивается день по-разному, в зависимости от того, в каком городе я нахожусь. Я стараюсь в 9 вечера уже быть дома, чтобы немного побыть с семьей. Но это не распространяется на командировки, там можно спокойно работать и дальше. В Коми был пример, когда я первую встречу назначал на 5-30 утра в аэропорту перед вылетом, а в Перми последнюю встречу я ставлю на 11 вечера, потому что у меня это 9 по Москве.

- Что самое интересное в вашей работе?

- Все! Потому что она такая разная. Когда сильно устаю, думаю, почему бы мне чем-то другим не заняться? Более спокойным, чтобы вставать чуть позже и ложиться чуть раньше. Но скорее всего я не смог бы заниматься чем-то другим. Мне неинтересны линейные процессы. Мне интересны процессы многомерные. Политика – это самый многомерный из всех процессов, это игра со всеми неизвестными. Я считаю, что мне повезло с работой. Я себя считаю молодым депутатом, так как занимаюсь этим всего три года. Раньше я не был субъектом политики, но я привыкаю, стараюсь эффективно работать, и в регионе, и на федеральном уровне. Не всем я доволен, многому учусь у коллег, особенно у тех, кто второй и третий созыв в Государственной Думе, кто многое делает. Не мне судить, но какие-то вещи у меня получается делать. Например, помогать людям. Мне это интереснее всего. Я могу, наверное, гордится тем, что все внесенные мной законопроекты приняты. Я не вношу законопроект ради красного словца. Они все работают и подписаны президентом. И кому-то становится от этого лучше.

- Тогда что самое сложное?

- Сложнее всего не прогнуться в какой-то ситуации. Например, когда ты начинаешь защищать людей, которым не платят зарплату, а губернатор какого-нибудь северного региона тебя объявляет своим личным врагом. Я достаточно длительное время нахожусь в стадии "агрессивных переговоров" с Министерством образования, чего только не было за это время: попытки давления, шантаж, судебные разбирательства, угрозы многомиллионными исками.

- То есть негатив в Сети – это еще меньшее из зол в вашей жизни.

- Много что про меня пишут, причем это всегда совпадает с очередной порцией моих антикоррупционных расследований. Стоило мне опубликовать очередной экспертный доклад или итоги какой-то проверки, как следовало заявление о том, что я "ем детей" или еще что-то делаю. В последний раз это было, когда мы поймали за руку несколько вузов, которые незаконно повысили цены и начали размещать прайс-листы в иностранной валюте, что вообще немыслимо. Мы все ждали, когда появится очередная порция заказных материалов, и она появилась в тот же день вечером. Все заняты своей работой. У ректора одного из вузов, которого мы в свое время уличили в незаконных делах, была статья расходов в бюджете на заказные материалы по мне. Ну и ладно, правда, это деньги налогоплательщиков. Жалко, что они таким образом расходуются. Очень жалко, что Министерство образования 800 миллионов потратило на блокирование негатива о себе, хотя это просто констатация фактов. Видимо, если нормально работать у людей не получается, приходится выходить из положения таким образом.

- Как мне кажется, вы сильно изменились за последние несколько лет, так это или я ошибаюсь?

- Наверное, так, потому что все мы взрослеем, набираемся опыта. Я стал депутатом, когда мне всего 30 лет было, это была большая ответственность. Когда я шел на выборы, я опирался на свою аудиторию, разговаривал с учителями, обращался к работникам системы образования, воспитателям детских садов, информировал о своих идеях реформирования российского образования и недостатках, которые его сейчас разъедают. И, на мой взгляд, они услышали меня. То, что я оказался в предвыборном списке "Единой России", это был результат тех действий. Сейчас появляются новые задачи, появляется новая ответственность. Я и дальше собираюсь меняться. Совершенствоваться – это и значит меняться.

- Общение с первым лицом государства как-то повлияло на вас? Может, вы чему-то учитесь у Путина?

- Всем бы неплохо поучиться у Президента нашей страны. Нам действительно повезло с ним, я говорю это абсолютно искренне. Получается ли у него чему-то учиться? Дай Бог, чтобы было так. Но Путин - это конечно самый сильный политик новейшей мировой истории. Большое видится на расстоянии, и я уверен, что чем больше времени будет проходить, тем более правильно и полноценно будет оценена роль Путина в истории нашей страны и мировой в том числе. Когда он встал во главе государства, территориальная целостность нашей страны почти была утеряна, а он собрал Россию по кускам. Второй геополитической катастрофы сопоставимой по масштабам с развалом Советского Союза мы бы не пережили, ему удалось отвести эту катастрофу. Он не дал развязаться Сирийской войне, которая сейчас носит ползучий характер, однако её масштаб мог бы быть гораздо больше. За тоо, что он вернул Крым и восстановил историческую справедливость ему будут благодарны многие поколения наших соотечественников, я уж не говорю про жителей полуострова. Я там бываю и был недавно, видел простых людей, работая в общественной приемной. Слышал, что на самом деле говорят люди. Пока не пришла на помощь Россия, они ждали большой крови, они были к ней готовы, ждали приезда карателей, ждали смерти. Путин для них – это жизнь.

- Через 10 лет где и каким вы себя видите?

- Я не знаю. Место свое в строю всегда найду. Я часто повторяю, что если ты хочешь рассмешить Господа Бога, расскажи ему о своих планах. Вся моя короткая пока биография подтверждает эту истину. Я собирался работать в вузе, но так получилось, что я оттуда ушел и занялся политикой. Чем я буду заниматься через 10 лет, не знаю, и не хочется об этом думать, это бессмысленно. Стараюсь здесь и сейчас и делать то, что я должен делать. Через 10 лет я хотел бы воспитывать своих детей, хотел бы, чтобы их было трое, хотел бы, чтобы были здоровы мои родители, чтобы у них все было хорошо. Карьера – это не главное, о чем надо думать в жизни. Я готов к поворотам судьбы. Если бы я не был к ним готов, то мы бы сейчас не сидели бы здесь и не разговаривали. Моя карьера политика очень нетипичная, и я не собираюсь встраивать ее в какие-то рамки. 

 


Понравилось? Расскажи друзьям

Позитив 17

Последние материалы:

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"
Позитив
1096

Финский Санта Йоулупукки: "В Лапландии теплее, чем в Челябинске"

Заграничный Дед Мороз побывал в южноуральской столице и рассказал, чего хотят дети всего мира на Новый год, и за что он из всех родственников больше всего любит русского брата.