Истории

В челябинском кардиоцентре пациентов спасают три хирурга из одной семьи: дед, сын и внук

В челябинском кардиоцентре пациентов спасают три хирурга из одной семьи: дед, сын и внук

Три поколения Гладышевых проработали в кардиохирургии в сумме более 80 лет. И это далеко не предел, ведь младший из династии — 28-летний Алексей — только начал практику: его стаж всего полтора года, а на счету лишь три самостоятельных операции. Обычно он заходит в операционную вместе с отцом — заведующим кардиохирургическим отделением №4 федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Игорем Гладышевым, но бывает, что в “святая святых” собирается вся врачебная семья.

Виктор Иванович Гладышев

82-летний дедушка Алексея —  Виктор Иванович стоит в сторонке, наблюдает, дает ценные консультации. У него — заслуженного врача РСФСР — за плечами почти полвека практики, правда сейчас он больше не оперирует: рука хоть и твердая, но уже не рискует брать скальпель — все-таки возраст. 

Династия кардиологов — это высший пилотаж, круче —  разве что детская кардиохирургия. И как раз в этой области специализируются Гладышевы. Виктор Иванович был одним из первых детских кардиохирургов страны, правда, оперировать малышей младше трех лет в советское время не рисковали, зато его сын уже спасал кроху пяти часов от роду с врожденным пороком сердца. 

Игорь Гладышев

— У поколения моего отца, тогда были другие возможности, точнее, их не было, — объясняет Игорь Гладышев. — Вообще у каждого поколения свои сложности. В Советское время хирурги и вообще люди в белых халатах — это уважаемые люди, почти боги. Но при этом им все приходилось открывать самим, не на что было опираться. В мое время — в  1980-90-е —  врачей уже называли врачишками, никто не хотел идти работать в больницы, остро стояла нехватка оборудования, лекарств, мы даже некоторые инструменты сами делали. Сейчас другие вызовы времени, у нас есть любые инструменты, любое оборудование, любая информация, мы можем связаться с Берлином, с Америкой, с кем угодно. Но и требования другие. По любому поводу могут в тюрьму посадить. Что потом у Лешки будет даже не знаю. 

При этом Виктор Иванович с уверенностью заявляет, что сын превзошел отца. Так считает и сын самого Игоря — Алексей — и стремится в будущем тоже превзойти своего папу и наставника. 

Алексей Гладышев

 — Мне очень не нравятся всякие сравнения. Все равно ведь такое присутствует, когда что-то не получается и ты слышишь: “Вот дедушка был такой, а ты такой”. Но мне хочется стать лучше отца, как он смог в свое время стать лучше деда, — поделился Алексей. Вообще с отцом тяжело работать в операционной. Он требовательный и не всегда понятно, чего хочет.

На это Игорь Викторович уверенно заявляет, что у них обычные рабочие отношения: никаких поблажек, никакой излишней строгости. Все-таки, в хирурги Лешу никто не “агитировал”, а отец даже отговаривал: “Я ведь знаю, что работа тяжелая. Я вот не женат много лет, в том числе и поэтому”, — говорит Игорь Гладышев. Точку в вопросе ставит дедушка, который с гордостью говорит, что доволен решением внука. 

На вопрос пытался ли он повлиять на Алексея, когда тот думал, с чем связать жизнь, заслуженный хирург только улыбнулся и хитро посмотрел поверх очков. 

— Были, конечно, другие варианты. Например, я увлекался машинами, в медицине тоже рассматривал другие направления — онкологию, пластическую хирургию. Но кардиохирургия все же для меня это тогда был самый понятный путь. Я видел, как работает отец, еще в школе в операционной бывал, — рассказывает Алексей. 

А для его деда выбора как такового и не было. Учиться на врача его отправили родители. 

— Я родился в ссылке в Сибири, на берегу Оби. Там было только два грамотных человека — медик и педагог, остальные безграмотные —  рыбаки, охотники. И хотя мои предки считали советскую власть анафемой, но отец всегда говорил, что великая заслуга советской власти, что всех выучат бесплатно. И меня отдали в медицинское училище в Тобольске — пыть суток на пароходе против течения. Потом вернулся обратно, работал фельдшером, роды принимал. А после армии уже поступил в институт, — вспоминает Виктор Гладышев. 

Спустя годы Виктор Иванович стал одним из первых, кто начал проводить операции на “сухом” сердце (кровообращение останавливается, организм находится на ИВЛ). А после рискнул оперировать малышей.

— К врожденным порокам сердца тогда в стране относились с большой опаской. Не было аппаратуры, практически не было опыта. Мы были пионерами, открывали хирургию новой эры, сутками стояли в операционной, — говорит заслуженный врач РСФСР. 

Конечно, с такой миссией Гладышев-старший буквально жил на работе. Иногда приходилось ночевать прямо на кушетке в ординаторской. 

— Я не помню его как родителя. Каждый день он уходил полшестого утра, шел пешком на работу и возвращался в 11 вечера, я его почти не видел, — говорит Игорь Викторович. 

И все же однажды Игорь сказал: “Папа, я хочу быть таким, как ты”. 

— Это с детства была моя среда, ведь и друзья, знакомые семьи тоже медики, постоянные разговоры велись, обсуждения, — добавляет он. 

Но даже при таком графике Виктор Иванович сумел привить Игорю не только тягу к спасению человеческих жизней, но и любовь к природе и спорту. Глава династии, выросший вблизи реки и лесов, до сих пор считает лучшим отдыхом уехать подальше от всего и побыть наедине с природой. Это передалось и сыну: страсть Игоря Гладышева — горы и лыжи (это кстати, тоже от отца), а маленького Лешу он постоянно водил в походы.”Надо двигаться, хирургу без этого никак”, — продолжает линию Алексей (он увлекался кикбоксингом, плаванием, занимается в тренажерном зале). При этом Гладышевы не фанатичные “зожники”. “Нет никаких общих правил по сохранению здоровья, все хорошо в меру. Я видел одинаково запущенные случаи у человека, ведущего здоровый образ жизни, и у человека, который выпивал”, — говорит Алексей. Игорь в этом с сыном солидарен:

— Сердечная недостаточность формируется от недостаточности сердечности. Нужно жить в мире с собой. Я могу и 50 километров на лыжах пробежать, и пиво с друзьями в бане попить, — подтверждает он. 

А еще у Гладышевых есть одно негласное, семейное правило: работа — отдельно, семья — отдельно. “Я не воспринимаю отца и деда как коллег за пределами центра”, — замечает Алексей. “Мы стараемся не тащить профессиональные проблемы домой”, — вторит ему Игорь. Зато поддержка и взаимопомощь у Гладышевых всегда наготове: Леша помогает отцу готовить презентации для лекций и выступлений, деду — сажать картошку и собирать яблоки на огороде, заведующий отделением помогает сыну ставить руку на операции, а Виктор Иванович в любой момент даст совет и дружески потреплет по плечу. “Мы как альпинисты в горах: вроде каждый за себя, но при этом связаны — команда”, — рассуждает Игорь Гладышев.  

Коллеги, ежедневно наблюдающие за династией кардиохирургов, подмечают: “есть у них характерные гладышевские черты” (хотя Игорь Викторович заметно отличается от отца и сына импульсивностью)— вдумчивость, рассудительность, немногословие: “Мы все знаем, что если Гладышевы говорят, то по делу”. Но главное, что роднит три поколения помимо кровных уз, — идейность. “Такие специалисты могли работать где угодно, в том числе и за границей, на куда более выгодных условиях, и все же они считают, что  их миссия — лечить сердца у нас здесь, в челябинском кардиоцентре”. 

Читайте также: Близнецы из челябинской больницы идут на рекорд: вдвоем обрабатывают сотни кардиограмм в сутки

Похожие новости:

Читайте также: