Диалог

Анатолий Макагонов: "Я влюблен во всех волейболисток!"

Анатолий Макагонов: "Я влюблен во всех волейболисток!"

Красавицы-волейболистки из челябинской команды "Метар" в этом году в плей-офф чемпионата России не вышли. Главный тренер, Анатолий Владимирович Макагонов, отрывисто константирует: "Не хватает игровой практики. Мы в Советском Союзе играли по 30-40 игр в год, а то и больше… а нынче — 18 игр в Чемпионате. Этого очень мало".

Анатолий Владимирович знает о советском волейболе все. И сравнивать спортивные системы великого Союза и нынешнюю, российскую, имеет полнейшее моральное право, ведь ему, внимание, 86 лет! И, да, он увлеченно работает с девушками "Метара" и не собирается на пенсию. С челябинскими волейболистками тренер Макагонов идет рука об руку аж с 1976 (ну, с некоторыми перерывами)!

Мы пообщались с тренером во время тренировки девчат, попросили подытожить первый совместный сезон (на высоком посту в команде Анатолий Макагонов пока только год) и узнали, какие все-таки девушки нравятся этому знатоку волейбольной красоты.

Анатолий Владимирович, ну как вам сейчас работается? Какая атмосфера в команде?

— Тяжело. Наша задача была занять восьмое место в таблице, вроде подбирались, но потом не очень удачно сыграли с Ленинградом, проиграли, и там произошла какая-то замена, невыезд команды Красноярска на Сахалин, поэтому там им засчитали победу и при такой комбинации мы оказались на девятом месте. Да и по самому комплектованию… Мы потеряли игрока основного, Настю Стальную, она под два метра основная нападающая. Получила травму, заменить ее практически некем было.

А вообще, коллектив отработал очень добросовестно, тренерский штаб дружный. Прикладывали все усилия, отдельные игры проводили очень хорошо.

Играть Настя Стальная будет?

— Ей уже сделали операцию, продолжает адаптироваться, но еще не со спортом, на костылях… Надеемся, к следующему сезону будет готова.

А вот такая сложная мировая спортивная обстановка, прессинг по допинговым скандалам, это все влияет на настроение девчат?

— Переживание, конечно, у всех есть. Несправедливо, наказывают игроков без доказательств. Но у нас очень хорошо организован Чемпионат, прекрасное судейство, в хороших спортивных залах с большой вместимостью, перемещение, питание, все отлично. Команда, вообще, должна играть сама, не надеясь на судейство. Так что мировые плохие новости не очень влияют. Тут претензия больше к самим игрокам. Тактическая, техническая подготовка — все это требует времени, а времени мало.

Вы так давно в деле. Как меняются вообще волейболистки с советских времен?

— Да, еще в 1972 году сформировалась команда на базе ЧПИ (ныне ЮУрГУ), называлась "Технолог", замыкалась на один факультет и играли студентки. Потом постепенно команда начала двигаться вперед. Мы сначала считались вообще командой третьей десятки, никакими не лидерами. Мы делали, делали, и буквально года через три мы уже вышли в первую шестерку Чемпионата России. Тесновато стало "Технологу", стали играть как "Политехник", то есть мобилизовали весь ресурс института. И надо сказать, игроки тогда отличались от нынешних высочайшей работоспособностью, и это при полном отсутствии таких возможностей, как сейчас.

Например, тренировались мы на базе в Непряхино. Там деревянные домики, нет зала, душевой нет! Мы тренировались на летней площадке — падения, ускорения, кувырки. Все на улице. Я договаривался на соседней базе "Автомобилист", чтобы можно было девочек сводить в душ, представляете?

Вообще инфраструктуры не было?

Постепенно все менялось. Мы построили там свою волейбольную площадку, огородили. Называлось это хозяйство у нас "Аэрофлот". Потому что был двухэтажный домик небольшой, а лестницы не было. И мы взяли списанный трап с аэродрома с надписью "Аэрофлот", все вокруг ходили удивлялись! Фонари поставили, бак с водой.

А летом мы могли выезжать на базу Одесского института. Море там, пляж, песок, и вот мы на песке тренировались. Только спускаюсь к берегу, девочки завязывают платки на голове, и я им там такие заварухи устраивал: прыжки в море, перевороты. А после тренировки говорю: кто хочет, оставайтесь позагорать. Но они потихонечку-потихонечку, и с пляжа… Устали! Но очень выносливые были девочки, работоспособные. Не как сейчас.

Вы хорошего про своих нынешних подопечных совсем ничего не скажете? 

— Ну как же! Просто понимаете, сейчас другая система. Наш спорт превратился в коммерческое мероприятие. Все игроки разобраны в каких-то группах, которые возглавляют их так называемые агенты. И сейчас не за счет собственной школы, а за счет приобретений игроков существуют команды. И вот сезон кончается — игроки свободны. Кроме тех, у кого контракт на два или три года. Сейчас очень сложно собрать команду и на длительный период ее создавать, воспитывать. За 10 месяцев успел — молодец, а не успел — начинай заново. Поэтому класс значительно уступает тем, которые были. Совершенно другой процесс! Здесь уже надо уметь тренеру имеющимся составом грамотно распределять направления подготовки, чтобы получилась не группа игроков, а команда.

А девочки у меня хорошие, воспитанные. Стараются. Бывает так, рассказываю им что-то, потом говорю: ну, все свободны. А они — нет, мы хотим еще послушать!

А выше ростом девушки становятся с годами?

— Да, я еще помню переход от игроков среднего роста к высокорослым. Знаете, а ведь в пятидесятых мой товарищ писал диссертацию на тему высокорослых игроков в баскетболе. И он научно доказал, что самые высокие игроки проигрывают баскетболистам среднего роста во всем: в скорости, в ловкости, в быстроте. Вот прибалты были самой высокой командой, а мы их разыгрывали за сорок минут запросто. Они не успевали реагировать. Потому что мы были настоящие мастера, обладали мощной атакой, высокой прыгучестью. Например, был Константин Ревва, знаменитый — невысокого роста, но феноменально прыгучий, быстрый. 

Сейчас же я смотрю на высокорослых ребят, они владеют хорошими физическими качествами, очень мощной атакой — у мужчин 100 км/ч скорость мяча, у женщин поменьше немного. 

Гамова вот играла на третьем этаже! Для нее препятствий вообще не было, блока не было. Другая совсем атака.

Как ваше последнее назначение в "Метаре" произошло? Я читал, что вы вообще в отставку уходили.

— В девяностых я ушел из команды, был несправедливо обижен, некомфортно получилось. Я, знаете, не могу молчать, когда девочек обижают, они мне как дети. Я всегда пытаюсь их обустроить, накормить. Месяц они приходили ко мне домой, чай пили, уговаривали вернуться. И я пришел в свой политехнический институт доцентом кафедры физического воспитания. Затем я поехал в Луганск, там была сильнейшая команда Украины. А я, кстати, чемпион Украины, золотая медаль! Затем я вернулся и стал главным тренером "Торпедо" (с 1999 года). А в 2009 меня пригласили снова сюда главным тренером, хорошая была команда. Карполь (руководитель топовой команды "Уралочка-НТМК", Екатеринбург) чуть позже даже сказал: "Бойтесь Челябинска в этом году!". "Автодор-Метар" развалился потом. Ну и три года назад меня позвали сюда сначала консультантом, я сидел смирно, делал записи. К девочкам обращался только спросив разрешения у тренеров, я очень тактичный, не могу вести себя нагло. И в этом сезоне я стал главным тренером, не гонят меня, на покой не собираюсь. 

А вам какие девушки нравятся?

— Я влюблен в волейболисток, мне они безумно нравятся и я безумно люблю свой спорт! И когда я вижу их движение, мне кажется, они это понимают! Ни конфликтов у меня никогда с игроками не было… Кого любят молодые, молодых? Я думал, трудно будет втянуться — а нет, слушают с полуслова.

А 23 февраля вас как подопечные поздравили?

— Ну они построились, речь произнесли трогательную, подарили нам — тренерам, врачу — сувениры… А мы накрыли чай с тортами. Нас, получается, четверо мужчин в коллективе.

То есть 8 марта вам непросто придется?

— Ну да, будем думать, что делать!

Читайте также: Физрук челябинской школы готовится встретить 70-летие на рабочем месте

Похожие новости:

Читайте также: