Диалог 17 декабря 2018

Основатель "Мосигры" Дмитрий Кибкало: "Мою первую настольную игру отказались брать в Детском мире"

Как внедряли настольные игры в России и как они связаны с психотипом человека, рассказал создатель крупной сети настолок.
Основатель "Мосигры" Дмитрий Кибкало: "Мою первую настольную игру отказались брать в Детском мире"
Позитив

Вы заметили, как быстро настольные игры просочились к нам в жизнь? Сейчас игру "дженгу" или "башню" легко найти в любом баре или клубе, объяснять правила игры "Мафия" приходится все реже, а вечеринка с друзьями не обходятся без "Крокодила" или "Элис". 

Одну из "причин" этого явления зовут Дмитрий Кибкало — он является основателем сети магазинов "Мосигры", а заодно и популяризатором настольных игр в России. О том, как проходило внедрение настолок и как игры связаны с психотипом человека, Дмитрий рассказал корреспонденту "Хороших новостей". 

 

На фото основатель компании "Мосигра" Дмитрий Кибкало 

С какой целью вы приехали в Челябинск? 

— У нас в Челябинске три магазина, плюс буду читать лекцию  для сотрудников одной из крупных IT-компаний по клиентоориентированности. Я часто читаю такие лекции на конференциях или в компаниях.

Вы основали компанию "Мосигра". Компания большая, а как называется ваша должность? Генеральный директор? 

— Сейчас у меня нет должности, я занимаюсь стратегическими вопросами. Ставлю амбициозные цели. В этом году компании исполнилось 10 лет, и мы выстраивали стратегию на следующий период, как мы будем дальше захватывать мир. Когда мы начинали работать с настольными играми, этого сегмента на рынке практически не было. Мы его сами выдумали и надули до того размера, в котором он существует сейчас. 

То есть, можно же вас назвать самым главным человеком в компании? 

— Наверное, можно. 

Какие плюсы и минусы у бизнеса настольных игры? 

— Плюс – это очень интересное занятие и кармически положительный бизнес. Про фастфуд можно сказать, что он вреден — а про настольные игры ничего плохого сказать нельзя. Поэтому нам легко набирать персонал, искать людей в команду. 

Минусы — настольные игры не являются продуктом первой необходимости. Поэтому, спрос на них нужно было создавать. Его изначально не было. Так что, наша основная деятельность — это создание спроса на настольные игры. 

И как же вы это делали? Создавали тематические группы в соцсетях? 

— Нет, через проведение мероприятий, игротек. На такие игротеки люди могут прийти и бесплатно поиграть в настольные игры. Для нас это "промо", а для людей бесплатное развлечение. Но я-то знаю, что если человек поиграл в игру, и она ему понравилась, рано или поздно он придёт и купит её. Эта стратегия сработала. 

В какой момент настолки из игр для детей перешли этот барьер и стали интересны взрослым? 

— Этот процесс произошёл на наших глазах. "Мосигра" стартанула в 2008 году и тогда 2 000-3 000 проданных коробок одной игры — это был неплохой результат. Сейчас рынок значительно вырос, и есть игры, которые продаются сотнями тысяч коробок. 

А что было до 2008 года? 

— Тогда все игры в России делились на два типа: игры для детей из разряда "иди, поиграй во что-нибудь" и мегасложные игры для прошаренных людей. Например, настольная игра Warhammer 40,000. Это хорошие игры, но они интересны не всем. Мы же попытались показать, что играть может любой человек, любого возраста и не обязательно для этого быть гиком. 

Когда вы только начали работать, были какие-нибудь особенно запоминающиеся случаи? 

— В 2008 году мы начали, а уже в канун 2009 года спрос на игры зашкаливал: помню, в декабре  на точку приехала машина с играми, а у магазина уже ждали покупатели. Мы не успевали разгрузить авто, поэтому приходилось продавать коробки сразу с борта. 

В Новый год 2009 у нас в магазине была драка за последнюю коробку игры Activity (игра немного напоминает "Элис" прим. ред.). Я тогда не знал, куда деться… стою за прилавком у всех на виду, передо мной очередь. Было очень стыдно, ведь это была наша ошибка, мы не заказали достаточно игр. 

Давно уже не работаете продавцом? 

— Почему же? В Новый год руководители нашей компании выходят в магазины работать. Кажется, у японцев этот приём называется "гэмба". Это делается для того, чтобы руководители понимали аудиторию и видели своими глазами, кто платит. В этом году в Казахстане я уже поработал немного, и в Москве постою за прилавком. Это популярная методика. Например, основатель "Икеи" до последнего упаковывал товары для клиентов на открытии новых магазинов. 

Вы сами играли в детстве в настолки? 

— Да, в самодельные, ведь тогда настольные игры не продавались в магазинах, мы их сами делали. Это была "Монополия", ну и конечно же в "Шакал". Когда мне было лет шесть, папа смастерил пиратскую игру "Шакал". Мама сделала все рисунки. Мы в неё все детство играли, папа рассказывал мне, что узнал про эту игру ещё в студенчестве. Поэтому я был уверен, что это известная игра. Но когда я поступил в университет в 1998 году и привез коробочку игры, оказалось, о ней никто не слышал: за 20 с лишним лет игра попросту умерла. Тем не менее я рассказал о ней своим сокурсникам, и мы ночами на пролет в неё играли. 

И как же вы решили открыть первый магазин настолок?  

— Эта история тоже связана с "Шакалом". Через 10 лет после выпуска из МГУ я нашел крутого иллюстратора, было немного свободных денег, и я заказал у неё прорисовать "Шакала". Мне просто хотелось сделать красиво для себя. Но в типографии выяснилось, что по деньгам печатать одну игру или сто — одинаково. И я заказал 100 наборов. И все эти 100 коробок мне привезли домой. Несколько коробок я папе подарил, парочку знакомым отдал. Но куча игр все равно не редела. Жена начала задавать вопросы, что мы с этим будем делать? И как раз мой друг остался без работы. Мы с ним всё обсудили и предположили, что если продать эти коробки — будет неплохо. 

Сначала пошли в книжные, в Детский мир — может быть кто-нибудь согласится со своих полок продавать. Но нам ответили, что эта игра неизвестная, поэтому никто в жизни её не купит. Мол, это невозможно. Для меня это прозвучало как вызов. Я не приемлю слово "невозможно". И решили, что всем покажем и продадим игру. Тогда я занял 400 тысяч рублей и создал интернет-магазин "Мосигра". Помню, я тогда даже и не говорил никому, зачем мне нужны эти деньги. Грандиозных планов о создании сети и франшизы не было — просто хотели продать эти 100 коробок и немного заработать. У меня, кстати, и работа основная была — я был директором продюсерского центра. Среди прочего, мы организовывали фестивали Comedy Club. 

Игра "Шакал" — первая игра основателя "Мосигры"  Дмитрия Кибкало

То есть вы открыли магазин ради 100 коробок "Шакала"? 

— Помимо него мы купили ещё 20 самых лучших игр, их всего-то и было 20 наименований на рынке. И на сайт среди них мы выставили нашего "Шакала", как будто он тоже самый лучший на рынке. Запустили сайт в ноябре 2008 года и за месяц продали все коробки. 

После мы поняли, что эта тема пойдет и решили не бросать. Торговля – в большей степени математична. А папа у меня отличный математик. Я показал ему табличку нашего магазина во время празднования Нового года — поставок, продажи и спросил, как ему. Он сидит-сидит, смотрит и говорит: "Слушай, в этом что-то есть". Для меня это было знаком, что настольными играми действительно стоит заниматься. 

Мы слышали, что в Челябинске владельцы франшизы "Мосигры" в какой-то момент отказались от неё и основали свою собственную локальную сеть магазинов настольных игр "Знаем. Играем". Почему это произошло? 

— Когда мы только начинали искать партнеров по всей России, у нас не было чётких правил и условий во франшизе. С одной стороны, это помогло быстро захватить большую территорию. Но были и минусы. Сложно следить за качеством и выполнением стандартов бренда на местах. Например, у нас везде вывески красно-белые. Но когда я приехал в Нижний Новгород, увидел, что здесь у "Мосигры" вывеска красно-синяя. Просто потому, что директор нижегородской "Мосигры" посчитал, что так красивее. И в 2013 году мы начали франшизу "причесывать" — прописывать правила работы и условия. И некоторые партнеры решили, что они не готовы на новых условиях с нами сотрудничать. Среди таких людей были и челябинские партнеры. 

Есть разница между российскими фанатами настольных игр и фанатами других стран? 

— Да, определенно. Существует две школы настольных игры — европейская и американская. Американская школа характерна играми с прямым конфликтом и высоким влиянием случайного фактора. Прямой конфликт — это когда действия игрока не только улучшают его позиции, но и стремятся ухудшить позиции других игроков. Например, знаменитый "Манчкин" на этом построен. А европейская школа — наоборот. Чем меньше конфликтов и случайного фактора, тем лучше. В России, по моим наблюдениям, больше любят американскую модель, более агрессивную. 

Вы только продаете игры, или ещё и создаете их? 

— В год мы выпускаем порядка 50 игр: около 40 из них те, на которые мы покупаем права на западе, а 10 — разрабатываем сами. "Мосигра" входит в холдинг, в котором имеется своё издательство игр. У издательства имеется своя фабрика в Подольске, где мы эти игры печатаем. С нами сотрудничают некоторые авторы настолок, как наши, так и зарубежные, то есть через нас игры можно издать. Это сложно, но можно. 

Могут ли настольные игры победить компьютерные игры? 

— Компьютерные игры уже никогда и никому не проиграют. Они не исчезнут. Настольные игры могут разве что отвоевать свою долю времени, так как это направление растет. Но кто-то кого победит — такого уже не произойдет. Они развиваются параллельно. По компьютерным играм делают настольные игры, и наоборот. 

У вас есть дети? 

— Да, трое мальчиков. Одиннадцать, десять и пять лет. 

И они любят настольные игры? 

— У них уже, наверное, профессиональная деформация в плане настольных игр — они могут играть не только в детские игры, но и во взрослые. "Энергосеть", "Большой пожар 01", "Нефаруис". Я очень сильно повлиял на их вкусы. Перед тем, как начинать продавать какую-либо игру, я давал поиграть в неё им. Дети — одна из фокус-групп. Поэтому они в настольных играх разбираются лучше многих взрослых.

Игра "Нефариус"

А настольные игры сильно влияют на детей? 

— Безусловно. По играм, в которые человек играет, можно понять, какой психотип у него. Согласно теории Адизеса, людей можно разделить на четыре психотипа. Человек типа "P" – производитель, работающий на результат. Это, например, менеджер по продажам. Человек типа "A" — это администратор, ему важно, чтобы все было по правилам. Тип "E" — предприниматель, он думает, что сделать сейчас, чтобы получить результат в будущем, а тип "I" — такой человек замотивирован на то, чтобы задачи решались командой. Игры помогают не только определить психотип, но и прокачать недостающие качества. "Крокодил" развивает навыки общения, т.е. человека типа "I". Глубоко стратегические игры развивают человека типа "Е". Шахматы — игры типа "А". А тетрис — игры для типа "Р".  

Обращение к читателям 

Друзья, сообщайте нам свои новости и истории. Звоните на Viber +79226337117, пишите на почту: redaktor@hornews.com 

Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

vk.com

instagram.com

facebook.com

ok.ru

Telegram

Яндекс Дзен

 


Похожие новости:

10 способов провести вечер в Челябинске с пользой для мозгов
Позитив
15041

10 способов провести вечер в Челябинске с пользой для мозгов

Настолки и квесты для новичков, лектории и квизы для любителей, дебаты, мафия и бизнес-игры — для профи. Чего изволите?

Понравилось? Расскажи друзьям

Последние материалы:

Челябинцев зовут на "Зимние богатырские игры"

Мероприятие проведут на льду центрального карьера.

Джефф Монсон отметил день рождения в миасской больнице

Поздравить спортсмена пришел фокусник.

Артур Матис-Сиразеев (Чистомэн): “Я не фанатик. Дома, как у всех, может скопиться мусор и горы посуды”

Челябинский “зеленый” супергерой рассказал о снятии маски и отношении к субботникам.

В Карабаше построили завод по сортировке мусора

Стоимость комплекса составила 43 миллиона рублей.


Самые позитивные

Новости smi2.ru